Бобруйск - Рабкор (ВЕЛО)


Дата путешествия: 03.07.2010
Участники путешествия: andy t

ПОЕЗДКА № Х

ЦИФРЫ

Линия Бобруйск – Старушки была построена в 1930-1932 годах, имея протяженность более 120 км. После закрытия движения на линии в послевоенные годы её длинна составила около 67 км. На линии 6 (включая Бобруйск и Рабкор) станций и 10 остановочных пунктов. До относительно недавнего времени станцией числился и о.п. Мошны, а настоящее говорит за то, что станция Бумажково вот-вот присоединится в дружные ряды о.пов.
Витя Шерышев прикинул маршрут по исследованию участка линии Бобруйск – Рабкор при помощи велосипеда в примерно 100 – 110 км. Человеков намеревалось быть трое, но когда я вкатил свой вел в вагон ЭР9Т-686 на о.п. Лошица 2 июля то стал понимать, что S=3-2=1. Знакомая формула, а жаль. Впереди было 144 км пути пригородными поездами, 1,8 км велосипедом от станции Бобруйск до нашего дома на Октябрьской и 14 жаждущих посещения пунктов линии на Рабкор.

ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ

Утро 3 июля выдалось погожим. Брат помог разместить на моём раненом «Мессершмите» рюкзак и в сей знаменательный день я начинаю движение по пустынным улицам Бобруйска с редкими праздничными машинами да ленивыми светофорами, мигающими желтым. Поездку решаю посвятить освобождению Минского железнодорожного узла от немецких бронепоездов. Вел едет относительно хорошо, и я даже практически не смотрю на болтающееся в разные стороны заднее колесо, не выдержавшее испытанием то ли городокскими дорогами, то ли антоновскими. Скорее всего, и теми и теми.

СЛЕД САНЫЧА

Первый пункт линии – Дедново. Расположен еще в черте города, поэтому мне на него ехать как то лень. Впрочем, главный фактор лени заключается в том, что там уже был «ногами» Саныч, и сделал пару кадров. Но ноги мои за прошедшие дни хорошо вкатились в велоритм, и виток в сторону по асфальтовой дорожке не проблема. Пункт фотографирую с моста через линию. Саныч так не снимал. А вот на платформы решаю не заходить. Лень наверное было, или спортивный интерес не разыгрался. Выруливаю на старомосковскую трассу (Р43) в направлении Слуцка.

ПУТИ В ТРАВЕ



Выезжаю только для того, что бы проехав около 1,5 км повернуть на деревню Лекерта, а с неё вывернуть на Р55 и поехать обратно в сторону Бобруйска. Не доезжая въезда в город следую указателю «ТУГОЛИЦА 4». По добротному асфальту быстро докручиваю до начала поселка и поворачиваю налево – поближе к железке. В это время из Бобруйска проезжает 2М62 со сборным поездом, который мне довелось лишь наблюдать. От переезда уже виден о.п. – 500 метров по убитому асфальту и я на месте, радостно запечатлеваю первые «трудовые» кадры поездки. От о.п. Туголица следую в сам поселок, и по пути замечаю в траве рельсы Р18 колеи 750 мм. Я знал о наличии здесь ТБЗ и знал, что тут раньше была УЖД. Знал что была, но не знал, что есть до сих пор, и уже совсем никак не мог предположить, что она и ныне работает! О последнем факте мне поведал любезный местный житель, заодно показав, как пройти к собственно станции при ТБЗ. Станция оказалась под стать самому ТБЗ очень маленькой, в три пути. На этих порядком заросших путях обнаружилось около десятка грузовых вагонов для перевозки торфа с полей и один тепловоз ТУ6, без видимых знаков отличия номера. ТБЗ работал, а значит, и эта дорога, несмотря на запустенье и мелкие масштабы, пока живет. Движения на станции нет никакого. Быстро отснимаю оригинальный фотоматериал и двигаюсь дальше.

СПАСИБО FANAT



Поскольку Владимир ака fanat сделал по весне точечный удар по станции Красный Брод, отсняв там всё как полагается, я решил оставить её и рвануть сразу на Глебову Рудню. По поселку Туголица асфальт солидный, как и сам многоэтажный поселок, но затем дорога переходит в гравий, что ведет меня почти в западном направлении на Михайловку. У Михайловки я выруливаю на отличную дорогу с идеально ровным асфальтом – бобруйскую объездную дорогу (Р98). У памятника погибшему мотоциклисту сверяюсь с картой – и вкручиваю на скорости под 30-33 км/ч в юго-восточном направлении. Не доезжая моста через железную дорогу вижу указатель «ТУГОЛИЦА 4» и асфальт, уходящий на север. Карта в этом случае бессильна, приходится испытывать чувство облома. С моста через линию в далеке видна станция Красный Брод. Каюсь, не взял с собой телевик – мог бы быть неплохой кадр… БОД скоро оканчивается и с кольцевой развязки я ухожу на асфальт на Вишневку.

ПЕШЕХОДНАЯ ПАУЗА

Вишневку и Глебову Рудню проскакиваю резво, игнорируя ведущую судя по карте лесную дорожку на о.п. В итоге брать пункт начинаю от переезда главной дороги. А пункта отсюда не видно, как и нормальной дороги к нему. Метров 300 еду по лесу, оставляю вел, выхожу на железку и еще метров 500 иду пешком. О.п. Глебова Рудня расположен в глухой местности, полевые дороги от него слабо заметны. Возвращаюсь пешком к своему «Мессеру», в голове прикидывая, что таким маневром время я даже выиграл – заезд велом на сам о.п. неудобен.

ЛИМОНАД

Асфальт приводит меня в с.п. Брожа, довольно большой по площади. Меня интересует конечно же одноименная станция. А также лимонад в бутыле 1,5 л, что обитает в местных магазинах. Станция обнаруживается сразу у переезда главной дороги. Имеет три пути, причем боковые от главного отходят в разных местах, образуя как бы два двухпутных парка. Эта особенность характерна для станций этой линии – Ратмировичам и Бумажково, что делает их абсолютно оригинальными. Знаете еще такие на БЧ – скажите пожалуйста. Я лично подобную схему видел впервые. От оригинальной Брожи по асфальту лечу в д. Редкий Лог, откуда уже по гравию докручиваю на о.п. Орсичи. Он также приветлив – никуда не прячется, сразу у переезда, красавчик. На платформе «за взятие» съедаю батончик шоколадки «СПАРТАК» и поджидаю дизеля на Рабкор. Сидя на новенькой платформе про себя замечаю, что малек мы, фотолинейщики, опоздали. Который уже пункт – и уже с капитальным ремонтом. Одинаковые, бетонные платформы с одинаковыми оградами. Одинаковые пассажирские павильоны. Как бутылки лимонада.

РУИНЫ ПРИ МОШНО

ДР1А-148/213 перебрасывает меня за 620 БРБ (кондукторша попалась сговорчивая и денег за вел не взяла) за границу областей в Октябрьский район, на о.п. Мошны, что расположен при одноименной деревне, расположенной судя по карте в кромешном лесу. Тут раньше была станция, потому посещение этого места жду с предвкушением. И действительно – место сохранило следы былого – заброшенное здание станции и сооружения при нем, старая, едва различимая гравийная платформа. Которой жить кстати не долго – в траве наблюдаю свежие бетонные плиты, явно предназначенные для реконструкции. Ну а схема станции, насколько я мог наблюдать, совпадает со схемой а-ля Брожа энд компании.

ВОЛШЕБНАЯ ГРАВИЙКА



С Мошно я связывал тревожное предчувствие, что дальше на юг придется пробиваться по лесным дорогам. Но уже отметившие (начавшие отмечать?) праздник ферроэквинологии местные мужики указали мне на отличную гравийку с напутствием: «Прама па этай дарозе ляци и будуць цябе и Чорныя Брады». Гравийка оказалась великолепной - узкой, но очень плотной и ровной, петляя через великолепный сосновый лес, через заболотины и обширные дюны, коих на запад от Мошно в избытке. Такая дорога сама зовет в путь. Но тем более удивительно, что именно здесь, подпрыгнув на крошечной ямочке моё заднее колесо издало звук, похожий на вылет спиц, а после этого вибрация задней части «Мессера» стала устрашающей. Я осмотрел колесо у переезда через железку, откуда уже были видны Черные Броды. Во «взрывоопасном» районе сдались еще де спицы, опасно подставив под удар редкие оставшиеся в живых на примерно ¼ части колеса. Стартовал обратный отсчет физической смерти моего заднего колеса. Но Черные Броды уже белеют свежей платформой вдали. Show must go on.

ПОСЛЕДНЯЯ МИНУТА КОМАРОВА



Через треск двигателя в наушниках были слышны крики командира: «Комаров! Да заткните же этот проклятый бронепоезд!» Немцы явно уступали, по прикативший на Черные Броды бронепоезд со своей гаубицей, прошибающей броню даже тяжелой КВшки здорово трепал нервы наступающим красным. Несколько танков уже горели на поле, а встречные выстрелы всё никак не приносили успеха – адская рельсовая машина держала оборону уверенно. Укрывшись за сгоревшей 34-кой Комарову удалось выскочить совсем близко к поезду. И как раз удачно – гаубицы бронепоезда в это время на поле боя были заняты другими целями. Но фашисты не дремали, и характерный звук от попадания противотанкового снаряда раздался на корпусе машины. Уши заложило, но Дмитрий через звуковой туман услышал крик наводчика: «Башню закинило!». И крик механика: «Огонь на корпусе! Горим, лейтенант!». Но двигатель в работе, а бронепоезд то, вот он, совсем рядышком, на насыпи. «И так сожгут…» - подумал Комаров, и что было силы крикнул: «Вперед, на поезд!»…

«Такая вот история» - пожилой ветеран развел руками задумчиво посмотрел вдаль. Ребятня, сидевшая рядом, тоже сидела тихо, поглядывая то на старого танкиста, то на рабочих, что на свежий бетонный постамент краном водружали Т-34. «Ну вот и сделали мемориал этот. Конечно, такой подвиг. А места то, Миш, смотри какие глухие…» - сказал человек в рубашке с галстуком своему собеседнику.

С башни танка открывается отличная панорама этого места среди березовой рощи и соснового бора. Платформа здесь также новенькая, а место старой уже слабо различимо. За синим вагончиком путейцев обтянутый сеткой находится старый пассажирский павильон.



ТРИ СМАКА

Гравийка с проступающим асфальтом ведет меня мимо деревни Черные Броды в Протасы. Отсюда я намерен выступить в сторону Ратмирович – вдоль железной дороги лесные дороги замечены не были, объезд через Углы и Шкаву уж слишком долог. Я надеюсь на лесные дорожки, кои обозначены на карте. В магазике покупаю три батончика «СМАК», которые хочу посвятить «взятию» Заозерщины, Ратмирович и Оземли. У бабули при магазине спрашиваю, проеду ли лесом на Заозерщину, получаю утвердительный ответ, напутствие, что нужно будет раз повернуть на право. С тем и отправляюсь.


ОЗЕМЛЯНСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Если в Поозерье на карте вы видите лесную дорогу, то быстрее всего, на местности вы её вообще не обнаружите. Если же вы находитесь на Полесье, то таких дорог вы увидите как минимум раз в 5 больше. Напутствие бабули, а также встречных парней «Поворачивай дальше на право» потерялось на фоне того, что в лесу дорога постоянно имела развилки то на право, то на лево. На котором из 10 поворотов на право мне нужно было свернуть я так и не понял, доверившись ощущениям. Но, наверное, вследствие того, что половину пути груженый рюкзаком вел я толкал по непроходимым пескам, ощущения меня сильно подвели. Вышел я из леса уже у деревни Оземля. Поглядев в карту, я понял, что крюку я дал знатного. А вместе с этим отметил, что объезд по асфальту через Углы, или даже тупо толкание вела по шпалам прямо от Черных Бродов вышло бы мне куда менее времене-силозатратно. Но смирившись с положением, я рванул по асфальту на д. Ратмиров. Там я обнаружил станцию Ратмировичи, но проигнорировал её, устремясь к о.п. Заозерщина, что расположен в д. Ратмировичи (во как). Дорога далась нелегко. Потому что была гравийной, но не плотной, а сильно песчанистой, с обилием крупных камней. Тут я старался вообще не посматривать на заднюю часть вела, а все металлические звуки списывал на багажник. Заозерщина далась большим трудом, наверное, самым большим за этот день. Но зато после неё стало как то легче. Может быть сил придал съеденный «Смак»? Так или иначе, по пути облившись водой из колодца (это не Поозерье, где озер куча и купаться можно больше, чем ехать) я бодро достиг Ратмирович, и еще позднее, вернувшись обратно в Оземлю, толкая велик по песчаной дороге добрал и о.п. Оземля. «Смаки» закончились, терпение езды по песку тоже. Потому на следующую станцию Бумажково я поехал окольными путями.

ИНДЮКИ НА РЕЛЬСАХ

По асфальту даже не ехалось – летелось. Эх, как же мне тут было обидно за моего серебристого раненого «коня». Ехать на нем по шоссе – это просто радость. Скорость 26 – 33 км/ч, очень быстро достигаю Р82 в районе д. Шкава, проезжаю 5 км на запад и ухожу на север под указатель «СТ. БУМАЖКОВО 4». 10 минут пути – и я наблюдаю печальную для станции картину – пути есть, а вот стрелки демонтированы. Впрочем, только на одном боковом пути (о схеме станции говорилось выше), но второй, как бы рабочий путь, сильно ржавый и не производит рабочей атмосферы. У пассажирского здания очень тихо и никого нету. Впрочем, нет. Покой умирающей станции на глухой линии охраняло стадо как на подбор белых индюков, производящий характерные развеселые звуки.

ДОРОГА С ПОКРЫТИЕМ

Деревни Залесье достигаю без проблем, а оттуда к о.п. Новая Дуброва, судя по моей карте, ведет дорога с твердым покрытием. На всякий случай спрашиваю про дорогу у местного деда. «Проедешь» - получаю ответ. Прозрение было быстрым, разочарование – жестоким. Не знаю, чем руководствовались составители карты, но дороги с покрытием в этих местах не было отродясь. Даже гравийки. Ни разу. Была полевая дорога. Полная песка. Приехал, слазь. Вот тут я уже неплохо матерился. То ли дело – переход в почти 3 км был целиком сделан пешеходным образом! Одно вам скажу – лучшее лекарство против такого расстройства – это добротно взятый пункт. А на Новой Дуброве мне повезло – удалось застать еще старую платформу. Но не только её – еще и блоки для новой, а также будущий новый пассажирский павильон. Могилевское отделение за свои остановки взялось серьезно.

ИМЕНИ ОКТЯБРЯ



Долгожданное покрытие встречаю только непосредственно в деревне. Откуда через Старую Дуброву плавно въезжаю в поселок Октябрьский – райцентр с 8-тысячным населением. И тут же на переезде через железку нахожу одноименный о.п. Это самый солидный остановочный пункт на линии – с закрытым пассажирским павильоном и кассой, туалетом на платформе. Прямо у пункта находится входной сигнал станции Рабкор – я на финишной прямой. За входным виднеется ответвление подъездного пути в какую-то мелкую промзону, ответвление прямо от перегона. Сам поселок в этот праздничный день очень тих, но в то же время по своему мил и уютен. В центре обнаруживается перекресток со светофором, а центральная улица в честь празднеств даже перегорожена нарядом милиции и превращена в пешеходную зону. Вот только народу мало совсем – я без проблем проезжаю через самый эпицентр праздника, покупая в палатке на улице растаявшее (как оказалось) мороженое. Через динамики доносится патриотическая музыка годов эдак 40-ых прошлого века. На этом впечатления от первого посещения Октябрьского исчерпаны – я выезжаю на финишную прямую.

THIS IS THE END, BEAUTIFUL FRIEND



Стоит прояснить мои планы, пока я пролетаю перегон до д. Лавстыки, и далее еще 3 км до Рабкора. Середина этого хорошего дня сказала мне, что с проблемами заднего колеса стоит считаться по настоящему. Также нужно заметить, хотя мой спидометр и показывал уже почти 130 км пути – было только около 17-30 вечера. Это означало, что в Рабкоре я железно успеваю на дизель выходного дня на 18-17. И напомню, что я еду уже последние 3 километра к Рабкору. Испытывать прочность велосипеда на разобранном участке Рабкор – Старушки мне как то сильно расхотелось – куда более удобным и логичным читался возврат обратно в город к брату и дальнейшая транспортировка раненого «Мессера» на Житковичи поездом. Так я подумал, так я решил, так я и сделал. Около 17-40 серебристый велосипед сильно виляя задним колесом на забаву местным жителям достиг станции Рабкор. Это конец линии. Она распадается здесь россыпью подъездных путей. Два из них банальны, а вот дорога на базу ДРСУ ведет ни много ни мало по старой насыпи перегона Рабкор – Кошевичи около 1,5 км, и хотя бы частично можно наблюдать железную дорогу за Рабкором. Но далее ДРСУ дороги нет. Что там? Это будет уже совсем другая история, история другого велосипеда. В конце концов, чем плоха поездка Житковичи – Рабкор – Копцевичи – Петриков – Житковичи в целях обкатки нового велосипеда сезона 2011?



P. S.

В заключение стоит отметить, что концовка дня прошла в вагоне ДРБ1-060/2М62У-0259 под водичку из колодца при станции. Из окна были отсняты еще два подъездных пути станции Рабкор, машинист сделал объявление «Следующий остановочный пункт – Бумажково», а за окном тянулись пейзажи моего соло-прорыва. А потом Испания – Парагвай 1-0, Дедново, Бабино, Малевичи, Жлобин – но… это немного другая история.

Автор: andy t

Комментарии пользователей