Иолча - Чернигов - Бахмач

Начало путешествия:
Конец путешествия:
Участники путешествия: andy t

На Иолчу! Или как выглядит ст. Пересадочная.



47605



Водитель 47-ого явно спешил домой со смены, иначе рекорд «Курчатова – ул. Кирова» в 19 минут ходу он вряд ли бы поставил. В итоге у меня достаточно времени, что бы купить несколько долларов, бананов и добраться до 17-ого пути, где уже поджидают дополнительных пассажиров дополнительные вагоны дополнительного поезда №605 Минск-Гомель. Вагон №1, ПЛ, места наши 27 и 28. Скоро приходит попутчица из 25-ого места, через пару минут прибегает Паша. Кратко обсуждаем предстоящий прорыв на крайний юг Беларуси, активно употребляя фразы «не зажуем», «поездке быть», «прорваться».

Отправляемся и идем в пути по графику. В вагоне постепенно холодает. В итоге не спящему в первый день поездки Паше около 3 часов ночи приходится отпаивать чаем нашу попутчицу, что постель решила не брать и сурово прорывалась до Жлобина «ал-я общак». А вот в постели за 1420 БРБ спится неплохо, что мне и удаётся.

Гомель встретил добротным утренним морозцем и отчаянным парнем, что явно устал за ночь и лежит пластом на заснеженной остановке троллейбусов «ВОКЗАЛ». На автовокзале около 5-30 утра берем билеты до Иолчи и идем обратно на железнодорожный, чего-нибудь перекусить горячего. В кафе «ДОРОЖНОЕ» прошибает запахом перегара, Паша по этому поводу здорово куражится и предлагает переименовать эту точку в кафе «ПЕРЕГАР». С ним сложно поспорить. Берем суп и какую-то картошку с котлетами в пластиковой таре. Еда прохладная и не аппетитная. За соседним столиком мужик уплетает кусок курицы, а под столом у него стоит початая бутыль вина 0,7 л. Мужика почему то скоро уводит милиционер, в итоге курица остаётся наедине с одинокой бутылкой. Идем на автовокзал и по пути видим еще одну процессию с милиционером и мужиком стремного вида. Улавливаем фразу мужика «Я умею только пить!», которая органично завершает увиденное в Гомеле с утра.

На посадку подают курганинский автобус маршрута «Гомель-Комарин». Наши места 15 и 16. Тут же приходит мужик, у которого место тоже 15-ое. Паша проверяет билеты и с ужасом обнаруживает, что кассирша продала нам билеты на рейс 15-40. Забавно, чем она руководствовалась. Нам здорово помогает дежурная по смене вокзала, что отводит нас в кассу и без очереди у той же кассирши выписывает нам «правильные» билеты. Кстати, они недешевы – 26000 БРБ! Возвращаемся в автобус на не занятые никем 15 и 16 места и тут же отправляемся.

Едем по пока мигающих желтым улицам Гомеля с уже битком забитым автобусом №17 и быстро покидаем город. До Горошкова (район Речицы) держимся, но до Хойник впадаем в «сон». Хойники производят мрачное впечатление центральной частью города. Автостанция совсем небольшая, пустая. Три минуты проуливаемся и отправляемся дальше.





Брагин, хотя и один из наиболее пострадавших от аварии на ЧАЭС райцентров – выглядит в центре даже повеселее Хойник. Правда на окраинах выдающая реальность разруха. Едем по Р35 дальше на юг – по незнанию и по старым картам думаем, что будем ехать через зону отселения во главе с научным центром радиоционно-экологического заповедника в деревне Савичи. Но нет – теперь Р35 идет по жилим деревням – Дублин, Храковичи и выходит на прежнюю трассу почти у самой Иолчи, а лес «зоны» постоянно маячит в окне справа по ходу движения. Деревни же по пути следования часто с новыми домиками, поля вокруг них засеяны озимыми.



В ЗОНЕ



Высаживаемся в д. Голубичи, сразу за переездом через искомую железнодорожную линию Чернигов – Овруч. Подходим к переезду, любуясь столь неожиданной в этих местах однопутке с электрификацией. Нам на запад.

Вдоль железной дороги идет автодорога из щебня, по которой и отправляемся. На душе как то неспокойно, а смотря на Пашу волнение еще более возрастает. Первые два км идем с явными нервами, как будто кто-то тщательно нас высматривает в бинокль – местность открытая и нас видно как от переезда, так и от д. Голубичи. Через 2 км на придорожном столбе видим табличку:

«РАДИАЦИОННАЯ ОПАСТНОСТЬ

ВЪЕЗД И ВХОД ЗАПРЕЩЕН»

Достаём распечатанный Пашей снимок Гуглмэпса и видим, что до Пересадочной то осталось совсем немного. Решаем идти теперь по железной дороге – хотя понимаем, что теперь видимо начинаем что то нарушать. Но не возвращаться же назад!

Идем по жд-полотну, что в добротном состоянии, сплошь на жб-шпалах. Впереди видим идущую на встречу фигуру в оранжевой форме. Явно путеец. Так и есть – настоящий путеец, при встрече, если бы мы к нему не обратились, он так бы и прошел мимо с невозмутимым видом. Но мы поздоровались и кратко поговорили. По словам работника УЗ посетить заброшенную станцию реально, как и о.п. Капоранка, что расположена сразу за Пересадочной. К слову, Пересадочную мы заметили еще почти от запрещающего знака. Также путеец рекомендует нам посетить расположенную южнее станции базу дезактивации железнодорожного транспорта, о которой мы слышим впервые.

Очень скоро достигаем восточной горловины. На станции полная разруха – время не щадит ничего в зоне отчуждения. Станция находится южнее действующей линии, имела 4 высоких платформы, ныне разрушающихся и прорастающих деревьями, заброшенный пост ЭЦ, одну высокую осветительную мачту, на которую решаем забраться по пути назад. В западной горловине шикарно выглядят столбы электрификации со свисающими оборванными проводами. А сразу за горловиной видим бывшее ответвление пути на юг – явно к базе дезактивации. Сама база, кстати, достаточно обширна – это было видно с высоких платформ Пересадочной.



От западной горловины уже виден павильон о.п. Капоранка, бывшего о.п., разумеется. Достигаем его быстро, снимаем заросшую травой платформу и павильнон, который в принципе не выглядит недействующим уже более 20 лет, хотя конечно, заброшенность ощущается. Сама деревня Капоранка, что расположена севернее о.п. – ликвидирована.

На Капоранке съедаем бананы, выбрасывая шкурки в самом павильоне, среди прочего мусора. Впервые выброшенный мусор так приятно оживляет картину в этом покинутом людьми месте. Идем назад, уже совсем не подъеме настроения, без боязни, рассуждая довольно громко о том, будет ли видна ЧАЭС с осветительной мачты высотой 30 м. Но на подходе к западной горловине Пересадочной из-за будки с надписью ЭЧ навстречу выходит дядька в зеленой форме, с рацией и биноклем. Оборачиваюсь назад – и вижу на путях еще одного дядьку, помоложе. Первая мысль – «черт, не удастся подняться на вышку!». После Вековки-07 я спокойно отношусь к всякого рода задержаниям, потому одна из первых фраз работника службы охраны зоны отчуждения при МЧС типа «Ну, любители-жд, аспиранты хреновы, попали вы за свой интерес на 350 000 БРБ» отношусь спокойно. Выходим на автодорогу, подъезжает УАЗ-465 («буханка») синего цвета и мы усаживаемся в неё «разбираться», «что же с нами делать», а заодно и погреется – мороз держался уверенно.



Мы конечно же идем на чистоту – вариант вранья типа «приехали на Иолчу что бы ехать на Чернигов да с переезда не в ту сторону пошли» нелеп, как и любые другие. С документами у нас тоже все в порядке – пограничникам они нас не сдадут – разрешение есть. После 20 минутного разговора в нормальных тонах и рассмотрения карты зоны отчуждения, по которой нарушение наше явное – ситуация проясняется. Работники охраны относятся с непониманием к нашей цели (съемка жд-объектов «зоны» для истории), хотя видимо понимают, что мы приехали именно за этим – на расхитителей цветного металла и прочих вещей из «зоны» мы явно не похожи. Мы же напираем на то, что реальную карту зоны отчуждения мы видеть не могли, видели только карту границ заповедника, информацией которой мы и руководствовались при составлении поездки. Это – правда, по картам, что мы нашли в интернете граница заповедника расположена западнее. Не знали мы, что реальные границы «зоны» шире – и захватывают всю Пересадочную, и уж тем более Капоранку. По «разрешенной» территории можно дойти только до восточной горловины Пересадочной – по жд путям. Также мы «плачемся», что 350 000 БРБ – это уж слишком круто, а это действительно слишком круто.

В итоге начальник отряда охраны предлагает раскрутить ситуацию так – удалением кадров. Приходится согласится – причем не на полное форматирование «флэшек», а на покадровое удаление. Что удалять – выбирают сами работники охраны. В итоге пропадает вся «разруха» (например начисто удалены платформы Пересадочной) – зато остаются действующие пути. Оставшихся кадров вполне хватит на утверждение факта, что мы в тех местах побывали. Например, мне удалось выговорить от удаления один кадр павильона Капоранки «на память». И почему-то главное расстройство от этого задержания осталось именно от осознания того, что так и не удастся подняться на осветительную мачту…

«Буханка» подвозит нас до знака

«РАДИАЦИОННАЯ ОПАСТНОСТЬ

ВЪЕЗД И ВХОД ЗАПРЕЩЕН»

До переезда идем своим ходом, «буханка» же возвращается в «зону» - видимо патрулировать. По пути выводим несколько фактов:

1. Ребята сработали супер-профессионально, и это не красивое слово. Они «вели» нас на прицеле бинокля еще от Голубич, всю дорогу не сводили с нас глаз, максимально приблизились к нам, когда мы были на Капоранке и задержали нас очень неожиданно.

2. Мы разыграли единственно верный вариант посещения станции. Ибо свернули на железную дорогу у запретного знака, тем самым пойдя какое-то время сами того не осознавая в обход «зоны» (пойди мы дальше по дороге – нас «взяли» бы еще не доходя Пересадочной). Мы не полезли на вышку сразу – а сначала пошли к Капоранке. Если бы полезли – было бы красиво – мы на вышке – а они под вышкой. Наконец, я не сменил флэшку (хотя планировал) на Капоранке. Это могло нам здорово насолить, ибо у Паши была только одна карточка памяти – и было бы явно подозрительно, что у него на фотоаппарате есть все кадры, а у меня ни одного. Ведь именно честность и уберегла нас от штрафа, в итоге, я уверен.

3. Не смотря ни на что, пункты в итоге посещены. Поход явно удался. Ибо не задержать видимо нас просто не могли.





ИОЛЧА



Западная горловина Иолчи сразу у переезда с Р35. Станция имеет два пути. Лежит путь и третьего пути – но стрелок на него нету, путь в резерве. Раньше был еще четвертый путь и несколько подъездных к продовольственной базе, базе сельхозхимии (сохранившиеся ангары из красного кирпича севернее станции) и бывшей нефтебазе, от которой не осталось и следа. Приходим на станцию. Стоит порядка пяти автомашин и ни одного человека. Пост ЭЦ (вывеска «Йолча. УЗ», здание станции (вывеска «Иолча»), заброшенный магазин, две платформы (на первой пост дежурного по станции, полуразрушенный), далее несколько заброшенных продовольственных складов. Выходные светофоры залиты красным. Всё.



Из поста ЭЦ выглядывает дежурный по станции, что разрешает любые формы фотосъемки. Чем мы какое то время и занимаемся. А потом решаем идти в сторону моста через Днепр и к дополнительным насыпям южнее существующего полотна – из стратегических соображений построенной.



За восточной горловиной станции вдоль перегона идет полевая дорога, по которой и идем. Скоро доходим до начала дополнительной насыпи. Отсюда уже виден громадный мост через Днепр. Опять появляется ощущение, что нас рассматривают в бинокль. До Днепра, а значит до границы 2-3 км. Насыпь – широкая, проходит по обширной пойме Днепра со старицами и одиноко стоящими дубами. Паша уговаривает меня пройтись по насыпи немного в сторону Украины, что бы лучше рассмотреть жд-мост. Проходим метров 500 и действительно, вид на 6-пролетный, 750-метровый гигант открывается замечательный. Это второй по длине железнодорожный мост в Беларуси. Чуть длиннее мост в Мозыре.



Возвращаемся на Иолчу благополучно, по пути сделав еще пару кадров станции. Паша связывается с Димой Чернием (орех), что вместе с Романом (yambor) и Лёшей (kaban), что едут на Иолчу на такси из Хойник.

Дежурный по станции открывает нам зал ожидания, какое то время мы разговариваем с нам о том, что было на Иолче давно и не давно – дядька работает на станции 40 лет, был её начальником, а теперь дежурный. Вспомнили и поезд «Хмельницкий – Москва», про «атомные» электрички, рассказал дежурный и про то, что наибольшие объемы перевозок по станции были в 1986-1988 годах, сразу после аварии (до 200 вагонов в день разгружали!). Также он совсем по свойски сказал, что электричку «Иолча-Чернигов» он в этот раз примет на второй путь.

Скоро машиной приезжают украинские товарищи. В пустом и холодном зале ожидания рассказываем про свои приключения, они – про свои. Фотографируемся. На улице декабрь уже стемнел, небо прояснилось и мороз стал крепчать.



Объявилась кассирша, у которой приобрели билеты до Неданчич (620 БРБ), билеты БЧшные. Пришли пограничники, что стали проверять паспорта граждан Украины (у нас проверили только в электричке, пропуск в приграничную зону никого не интересовал). Стали подтягиваться пассажиры. К 16-50 подтянулась и электричка, ЭР9Е-665 с одной головы, ЭР9Т-4055 с другой. Пограничники зашли проверять прибывших пассажиров. Затем двери открылись, прибывшие пассажиры вышли – отъезжающие зашли, двери закрылись в 17-12 кажется (согласно отправлению), пограничники проверили отъезжающих. И только тогда мы реально отправились в путь. Такого пограничного контроля больше нигде не встретить.



На Неданчичах контроль с украинской стороны. Здесь важно (если вы не собираетесь возвращаться обратно в Беларусь через Неданчичи) заполнить при пограничниках миграционную карточку, дабы они её проштамповали (нас они едва не покинули со словами «заполните, когда будете возвращаться»).

В Неданчичах в вагон подсели «реальные пацаны», которые что то не поделив выпали из вагона в снег высокой платформы в Славутиче и до самого отправления электрички устроили драку в шесть рук, среди которых каждая по-видимому выступала за себя.

За Славутичем приходит украинский билетный кассир. Процесс покупки билетов от группы ведет Роман. Процесс заключается в том, что кассирше задается вопрос «Сколько?», вместо указания нашего маршрута. Кассир говорит «5 гривен», и мы становимся обладателями совершенно абстрактного билета «Демійка – Білоус». Где тот, а где этот я например понятия не имею. За разговорами совершенно незаметно и быстро доезжаем до Чернигова.



ЧЕРНИГОВ – ТЕПЕРЬ РОДНОЙ



В Чернигове мы планируем ночевать в комнате отдыха, но заселится в них решаем позже. На чуде местного разлива «Дельфин» (рожденный путем скрещения «ГАЗели» и «Богдана») маршрутом 12 едем в центр города. В городе много снега, но коммунальные службы его видимо не замечают – на тротуарах лед, на улицах машины накатали колеи.

Роман и Лёша выезжают на Киев частным «Эталоном» (еще одно «чудо» современного украинского автопрома родом из Бердичева) от гостиницы «Украина». С Димой идем в кафе, где ужинаем. Дима говорит, как родилась идея этой поездки. А именно, в Киеве, за бокалом пива. Дима в итоге дал объявление на форуме ЖД-клуба, через него об этом узнал Дима Сильченко, а от него Паша, а от Паши я. В итоге – посещены крайне недоступные места с интересными объектами. Решаем, что поездка удалась. Дима уезжает на Киев также от «Украины», а мы едем на вокзал, вписываться в комнаты отдыха (КО).

На вокзале снимаю со штатива ЧС8 под Минск – Одесса, половинку 2М62 под Киев – Минск и ДР1А из трех вагонов Чернигов – Горностаевка. И только после этого идем в КО – для жесточайшего фиаско – мест нет. Было одно за 80 гривен, но дежурная не хочет пускать на него нас двоих и мы решаемся на мужественный поступок – ночевка на вокзале.

Для этого выбираем кассовый зал – там потеплее и никого нет. Разваливаемся на скамейках по системе «бомж». Система оказалась действенной – меня уже было потянуло на сон, когда пришли сотрудники транспортной милиции и выдворили нас из такого удобного зала, да к тому же переписав паспортные данные, что еще более расстраивало. Родилась идея – ночевать в интернет-кафе. По мыслям тех самых транспортников в центре города что то такое было. Опять едем в центр города, едем троллейбусом – старый ЗИУ-9. Центральная дверь работает только одной створкой – вторая подперта железным ведром – это вообще без комментариев.

Сначала суемся в прокуренное заведение, где есть оказывается только игры, но нет интернета (на входе была крупная вывеска «ИНТЕРНЕТ»). Паша фыркает что то типа «Зажев», я не против. Зато за углом, у памятника кажется Ленину (не уверен – в темноте было не разобрать), напротив гостиницы «Украина» находим точку «Укртелекома» с абстрактно-обнадеживающей графой

«ГРАФИК РАБОТ 0-00 – 24-00».

Внутри прохладно, на светлом кафельном полу грязно, лужи от талого снега. За свободным столом с храпом спит какой-то объект. Свободно как раз две машины – садимся. Час в сети стоит 2 гривны (У нас получилась КО за 14 гривен в итоге). Мониторы отделены от пользователей стеклом, клавиатура убитая и грязная, мышка пахнет чьими-то духами. До полуночи прорываемся.

После 0-00 или 24-00, как угодно, пересменка и перезагрузка машин, нас в итоге пересаживают на рядом расположенные. Хожу на улицу. Редкие прохожие, машин мало, в основном такси, светится реклама. У памятника Ленину в сквере смотрю на небо – мерцают звезды. Значит, мороз усиливается. Чернигов теперь родной город.

Где-то в 0-50 в центре города полностью вырубают уличное освещение. Сайты плывут за сайтом – от Паровоза и Райлвэйза до страницы о Джиме Моррисоне и группе Dream Theater, от замыленного ВКонтакте до форума города Житковичи и т.д. Если до полуночи что то я еще что-то где-то смог написать, то теперь я просто убитое тело, нажимающее на кнопки и щелкающее мышкой. Как поется «…и мне в ту ночь не писалось… и мне в ту ночь не мечталось…». Удалось зайти в «аську» и поговорить ни о чем с некоторыми людьми, среди которых наиболее спасающим ото сна оказался Андрей Скуратов, за что ему спасибо.



Паша сначала держался получше меня, даже написал мини-отчет на poezda.net, но после двух ночи он просто улегся… нет, уселся спать. А еще точнее – обрубился за компом во сне. Атмосфера в заведении была под стать нам – назад-вперед шлялся и приставал с непонятными просьбами (я ни слова не понимал) какой-то малой лет 10, за машинами сидели два парня, один из которых скоро «прилег» за соседний стол, а второй уподобился Паше. Пила кофе администратор. Существо, храпящее до этого за столом взяло в руки какой-то пакет и теперь стояло в луже у входной двери, натянув на голову капюшон. Пол существа различить так и не удалось, как и мотивы такого времяпровождения.

К трем ночи сдался и я – честно, я уже слабо помню, как это произошло. Просто глаза за очередной страницей закрылись, а когда открылись было уже 5-05 утра. Состояние было… даже сложно выразится полегче. В 6-18 у нас электричка на Нежин/Киев, решаем идти на вокзал – транспорт пока не ходит. Будим администратора (она также не выдержала такого ночного драйва), забираем остаток по 1 гривне, проходим мимо всё еще дежурившего на входе существа и оказываемся на улице.

Есть у Паши хорошее слово – дубакаеф. Холодина была что надо, градусов -15 - -17. Нас здорово передернуло и пол пути на вокзал мы прошли, колотясь от холода и недосыпания. На вокзале взяли билеты на скоростную «Неданчичи – Киев»– я еду на Нежин, Паша на Киев, где намерен взять телеобъектив к своему Д40. На холодный перрон прибывает ЭПЛ9Т (номер прошел мимо меня) – грузимся и почти тут же вырубаемся (Паша заваливается просто на всю лавку).



НЕЖИН - БАХМАЧ



Не знаю, как я проснулся в Нежине – чудом. Так или иначе, вываливаюсь на мороз, попрощавшись с Пашей до вечера. Беру билет на поезд №350 до Бахмача, вагон 33, место 1. Снимаю станцию, провожу разведку обстановки на автостанции, что архитектурно выполнена в стиле жд-вокзала Николаева, а проще говоря абсолютно никак.

У меня мало гривен, нужно поменять доллары. У вокзала в воскресенье это сделать невозможно – еду на «Дельфине» в центр, в район рынка, где совершаю необходимую операцию у менял. Заодно прохожусь по центральной части города, где обилие церквей (существует даже Нежинская епархия), довольно симпатичная пешеходная улица. Но в целом город не производит радостного впечатления. От центральной площади с Лениным во главе на «ГАЗели» стоя еду обратно на вокзал

Поезд 350 прибывает под ЧС8-010. В вагоне тепло, полки мягкие. Рассматриваю карту, формирую программу на Бахмач, пью чаёк. В 10-04 высадка на Бахмач-Пассажирский. Солнце поднялось повыше и мороз как бы отступает – настроение погоды становится очень хорошим. Вокзал тоже отличный, красивый внешне и внутри (напоминает внутри нашу Оршу чем-то). Снега в Бахмаче больше всего за всю поездку – с перронов его активно счищают работники станции. Отправляюсь в центр города, через который иду в сторону станции Бахмач-Товарный. Город в целом мало примечательный, явно рожденный железнодорожным узлом. Самые старые здания как раз обнаруживаются у станции Бахмач-Товарный. Также на этой станции расположено крупное вагонное депо и очевидно ремонтный цех пассажирских вагонов внушительных размеров. А вот саму станцию увидеть оказалось сложно, особенно от южной горловины, где она представляет собой сплетение и разветвление подъездных путей. Какой же из путей является главным я так и не понял – на него не был похож ни один.

Что то похожее на станцию я обнаружил с севера, где удалось видимо обнаружить в том числе пост ЭЦ. Станция не сообщается с Бахмач-Пассажирским на прямую – пути идут только на Бахмач-Киевский и Пост 3 км. До Киевского как раз близко – иду туда. Большая станция – замечаю как минимум один крупный грузовой парк. Пассажирское здание небольшое, есть ПДС-касса, останавливаются все электрички повышенной комфортности, но ни оного ПДСа.

С Киевского иду на Пост 3 км – это выезд из узла в сторону Гомеля. Специфика узла такова, что с Бахмач-Киевского нельзя попасть напрямую на 3 км. Узел типа перечеркнутой буквы «N». Перегон от Бахмач-Товарного к 3км идее по высокой насыпи, с которой активно ездит на санках, мешках с соломой и кусках линолеума местная ребятня. Тут же снимаю Поезд «Калининград – Харьков», идущий под 2ТЭ116-1305.

Пост 3 км – это развилка двухпутной тут линии Гомель – Бахмач. Четный путь ведет из Бахмач-Пассажирского, нечетный уводит в сторону Товарного, где опять раздваивается (на собственно Товарный и Пассажирский). На 3 км есть пост ЭЦ, здание ПЧ, короткие платформы и навесы для пассажиров. Тут же охраняемый переезд с будкой и дежурной.



По глубокому снегу иду на Базмач-Пассажирский. Двигаться сложно – как то похоже мы шли от Гродзянки до о.п. Погорелое с Водневым и Громовым в 2006-ом. Вокзала достигаю к 12-40. Обламываюсь с билетом на скоростную электричку «Шостка-Киев» - их просто нет. Дабы успеть на Нежин к 15-25 покупаю билет на «№115 Харьков-Трускавец», вагон 2, место 6. За оставшееся время поедаю два пирожка с картошкой, снимаю ожидающие рейса ТЭП70 и исследую восточную горловину станции. По протяженности путей Пассажирский видимо уступает Киевскому. Немного дежурю на перегоне в сторону Конотопа проезжает только электричка на Киев, на которую я не взял билет.

Поезд 115 прибывает на второй путь третьей платформы – высокую. На Бахмаче это очень неудобно – что бы на неё попасть, от вокзала нужно проделать огромный крюк к переходному мосту. Попасть напрямую невозможно. Уверен, довольно много человек из-за этого упустили свой поезд. Но сколько жизней уберегла такая конфигурация (пути главного хода как никак) – тоже можно поразмыслить.

Прибывает поезд под ЧС8-010, что уже привез меня сюда. Сначала немного дезориентируюсь – на вагоне 2 написано «Харьков-Хмельницкий», но успешно произвожу посадку. Пассажиры – в основном молодежь. Сажусь на свободную боковушку. Напротив – симпатичного вида молодая украинка, которая всю дорогу болтает по телефону на «мове». Я вырубаюсь после Киевского, просыпаясь перед Нежином.

В Нежине я в 15-10, бегу на автовокзал. В кассе забираю последний билет до Чернигова на автобус «Сребное – Чернигов». Из поездов в это время на Чернигов просто ничего нет. Место у меня стоя. Автобус опаздывает. В итоге подкатывает забитый людьми «Эталон». С боем в него прорываются люди, что не взяли билет в кассе. Очень тесно, довольно холодно. Задняя подвеска страшно гремит, на ходу открывается задняя дверь, которую мужественно закрывает группа девчонок из Куликовки, что сидит рядом с ней. Водитель тормозит у каждого, кто махает рукой на обочине, в итоге отставание от графика постепенно увеличивается. В Куликовке довольно много народу выходит и я наконец сажусь. Сидеть тоже тесно. Хотя если сравнивать «Эталон» с «Богданом» и его многочисленными производными, это всё же наверное автобус.

На автовокзал гремя подвеской прибываем в 17-30. Как раз остается 20 минут до отправления ДР1Б на Гомель. На входе в вокзал встречаю Пашу, который зол на воскресный Киев – объектив ему купить так и не удалось.



ПУТЬ В МИНСК



ДР1Б еле ползет по Украине, проходит с нами и многочисленными пассажирами оба пограничных контроля и далее еле ползет по Беларуси. Ну у него и график… Паша начинает мечтать про электрификацию.

В Гомеле кратко проходим по вокзалу, заскочив в кафе «ДОРОЖНОЕ». Там также воняет спиртным, как и день назад. Группа молодежи за столиком ест чипсы, на столике – бутылка водки. Покидаем это заведение, едва зайдя, решая попить чай в поезде.

108-ой «Белая Русь» - поезд солидный. Вагоны новые (правда не работал по техническим причинам один туалет), чистые, полки мягкие, хоть постель не бери. Наши места опять 27 и 28. Пьем чай с конфетами, активно обсуждая состоявшуюся поездку, оперируя словами «не зажевали», «прорвались», «адская ночевка», «коэффициент забомжеванности». Нашими похождениями интересуется наша попутчица на против. Разговорившись узнаем, что она учится на геофаке БГУ, более того, также поступила с помощью олимпиады по географии (как мы с Пашей в 2003-ем).

В Речице народу прибыло, ложимся спать. Засыпаю ту же – остановку в Василевичах даже не помню. Проснулся только под Минском, выгрузились, в 47-ом автобусе опять выключился до самой Рощи. Своим китайцам сказал «салам алейкум» и ушел в аут до обеда. Вот это я понимаю – поездка!

Автор: andy t

Пока нет комментариев пользователей.
Для размещений комментариев Вам необходимо авторизоваться.