После аварии на Чернобыльской АЭС при восстановлении и строительства железнодорожных объектов составлял считанные недели.


Дата публикации:

На счету - каждая минута



После аварии на Чернобыльской АЭС при восстановлении и строительства железнодорожных объектов составлял считанные недели. По этим работам - бессонные ночи, тысячи часов изнурительных изменений, мужество солдат и офицеров, которые оказались непреклонными перед лицом смертельной опасности. О своем участии в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС рассказывают заместитель начальника главного штаба-начальник оперативного управления главного штаба Администрации Государственной специальной службы транспорта (ДССТ) полковник Олег Марущак и старший прапорщик в отставке водитель ДССТ Виктор Гутаревич.



Ни одного случая отказа



- В первые майские дни 1986 в район Чернобыля срочно прибыл наш 11-й гвардейский (под командованием капитана В. А. Бондарева) железнодорожный батальон, в котором я служил в звании лейтенанта, - рассказывает Олег Владимирович. - Мы сделали более чем 500-километровый марш из Львова. К месту дислокации на станцию ​​Вильча наш батальон прибыл в установленный срок в полном составе с соответствующей техникой, инструментом и необходимыми материальными ресурсами. Солдаты, сержанты, прапорщики и офицеры ответственно отнеслись к выполнению возложенной на них сложной задачи. Все понимали, что от результатов нашего труда будут зависеть сроки ликвидации последствий катастрофы. В батальоне не было ни одного случая отказа от прибытия в зону Чернобыля. Более того, некоторые рядовые, узнав, что их батальон перемещается в район ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, отказались от объявленных ранее отпусков и вместе со всем личным составом прибыли в чернобыльскую зону.



Уже к середине мая для подвоза и обеспечения восстановительных работ мы заключили 4 км железнодорожного пути, семь стрелочных переводов и полным ходом вели подготовку к восстановлению подъездных путей к первому и второму реакторов. Подъездные пути, которые действовали ранее, были залиты бетоном во время дезактивации радиоактивных отходов.



Личный состав с присущей ему энергией, не жалея сил, а иногда и пренебрегая здоровьем, действовал по-фронтовому. Мужество и профессиональную выучку воинивзализничникив и их умение быстро маневрировать штатной техникой давали возможность действовать высокоэффективно.



Во время восстановительных работ удалось нарастить силы и средства, что обеспечило увеличение пропускной способности подъездных железнодорожных путей и сокращение сроков строительства железнодорожной ветки до промбазы будущего города Славутич.



Облучения за несколько дней



- Среди военных железнодорожников в первые дни действий в зоне заражения были такие, которые за несколько суток получили максимально допустимую дозу облучения, - дополняет коллегу Виктор Васильевич, попал в Чернобыль с Козятина в те же майские дни 1986 в качестве начальника контрольнотехничного пункта автослужбы 25-го отдельного автомобильного батальона 1-й отдельной гвардейской железнодорожной бригады. Их сразу же отправляли из зоны Чернобыля в места постоянной дислокации. С целью предупреждения подобных явлений в дальнейшем улучшили организацию обеспечения радиационной безопасности, дезактивации личного состава, инструмента, техники и мест дислокации. Практическая работа химических и медицинских служб бригад непосредственно с людьми способствовала сохранению здоровья солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров железнодорожных войск.



Мастерство и профессионализм ликвидаторов в зоне Чернобыльской АЭС пригодились, когда подразделениям надо было быстро убрать бетон и прочее строительный мусор, демонтировать старую рельсошпальной решетки и заключать новую на территории станции, где был высокий уровень радиации. Железнодорожные пути проходили только в каких-то 20 м от четвертого реактора! Здесь, как и в других местах, применяли новые дорожные машины железнодорожных войск, а путь сооружали из элементов, заранее собранных на базе.



- На каждый вид работ составляли график производства с поминутному расписанию проведения операций, - продолжает рассказ полковник Олег Марущак. - Работы на территории станции вели вахтовым методом с учетом суточной нормы облучения. Они не превышали 20-25 мин, в течение которых нужно было заключить 150-200 пог. м пути. Предварительно команды военных железнодорожников до секунды отрабатывали свои операции на полигоне, расположенном вне зоны заражения, тренируясь до изнеможения. Ведь приобретенные навыки и знания солдат, сержантов и офицеров были помогать им в сложных условиях: 25-метровую рельсовую плеть надо было заключить за 8 мин, а норматив по обустройству стрелочного перевода перекрывали в 5-8 раз.



- Чтобы уменьшить продолжительность пребывания личного состава на зараженной местности и свести к минимуму облучение радиацией воинивмеханизаторив, - вспоминает старший прапорщик в отставке Виктор Гутаревич, - было принято такое решение. Во-первых, полигоны по подготовке блоков и деталей искусственных сооружений, звеньев и элементов железнодорожного пути и стрелочных переводов размещать на непораженной местности, а готово к установлению и заключения доставлять специальным автомобильным транспортом, возводить объекты и заключать пути «с колес». Во-вторых, кабины механикивводиив и операторов оборудовать свинцовыми пластинами, позволяли создавать надежную защиту от радиоактивного излучения.



Руководствуясь сроками окончания работ, составляли четкие графики, определяли сроки замены личного состава и последовательность доставки необходимых строительно-восстановительных материалов. Это позволяло не допускать превышения установленной суточной нормы облучения личного состава более 2 рентген.



100 тыс. М3 грунта обработано и 55 км железнодорожных путей восстановлено и построено военными железнодорожниками за первый этап ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.



http://magistral-uz.com.ua/articles/na-rahunku--kozhna-hvilina.html

Новость предложена пользователем: Egor _Железнодорожник ФРГ