Financial Times взяла интервью у исполнительного директора французской ж/д компании SNCF, которая оперирует высокоскоростными поездами TGV.


Дата публикации:

Интервью с главой SNCF: Мы должны стать больше, чем просто железнодорожной компанией

Financial Times взяла интервью у исполнительного директора французской ж/д компании SNCF, которая оперирует высокоскоростными поездами TGV, Гийома Пепи. Он рассказал о синергии поездов с велосипедами, авто и даже с театром, а также во что хочет превратить свою компанию в будущем.

Гийом Пепи с трудом находит время, чтобы зайти в столовую, потребовать шампанского и пообедать. Исполнительный директор национальной железнодорожной компании SNCF, которая оперирует высокоскоростными поездами TGV, говорит, что мы обязательно сначала должны заглянуть в его офис, чтобы посмотреть оттуда на поезда.



"У меня нет страсти к поездам, и даже когда я был ребенком, я не был помешан на моделях (поездов)", – признается 57-летний Гийом Пепи. Глава SNCF ходит коридорами офиса так быстро, что его два помощника едва успевают за ним и вынуждены бегать за своим начальником, чтобы не отставать. "Это компания, о которой я забочусь, ведя ее в 21-й век", – объясняет Пепи, указывая на железнодорожную станцию Стад-де-Франс – Сен-Дени, которая находится к северу от Парижа.

О трансформации Работа господина Пепи истощает всю его неуемную энергию. Бывший высокопоставленный госслужащий, выпускник всех самых элитных французских университетов вынужден бороться за то, чтобы реформировать одну из старейших государственных компаний страны.



Он пытается стимулировать рост компании, насквозь пронизанной профсоюзами и подверженной духу забастовки, компании, штат которой превышает четверть миллиона сотрудников. При этом он вынужден расширять сферу ее деятельности и превращать ее в транспортную компанию, которая обслуживает мир.



"Это полная трансформация нашей миссии", – утверждает он, поедая холодный суп из цукини и тост с козьим сыром в столовой SNCF. "Я хочу превратить французскую монопольную железнодорожную компанию в международную транспортную группу, и я хочу сделать это быстро".



О расширении деятельности Компания уже преодолела долгий путь, по крайней мере, на одном фронте. В 2007 году, за год до назначения Пепи, 15 процентов своих доходов SNCF получала за пределами Франции. Сейчас этот показатель составляет 30 процентов, и Гийом Пепи хочет, чтобы он вырос до 50 процентов.



По замыслу Пепи, SNCF должна стать больше, чем просто железнодорожной компанией и, в конечном итоге, она должна обеспечивать своих клиентов широким спектром транспортных услуг. "Следующим шагом является внедрение услуг доставки по схеме "дверь-дверь", – говорит господин Пепи. – Мы не можем просто управлять поездами, мы должны учитывать последние несколько миль, которыми люди также хотят путешествовать. Поэтому мы хотим предложить велосипеды, электромобили, совместное использование автомобилей, легкий рельсовый транспорт. Мы хотим предложить абсолютно все, кроме самолетов. Мы никогда не станем авиакомпанией".



В этом году SNCF, основанная в 1938 году после национализации основных железнодорожных компаний Франции, купила контрольный пакет акций OuiCar – компании, предоставляющей услуги шеринговой аренды автомобилей, своего рода Airbnb для дорог. Господин Пепи также хочет предложить клиентам услуги парковки, совместного пользования автомобилем и даже возможность купить билеты в театр через кассы SNCF.



Чтобы провести необходимые реформы в компании, приходится бороться против некоторых укоренившихся сил, одной из которых является "гревикультюр" или культура забастовок.



О забастовках Главному железнодорожнику Франции, чтобы провести необходимые реформы в компании, приходится бороться против некоторых укоренившихся сил, одной из которых является "гревикультюр" или культура забастовок.



Несмотря на то, что во Франции Гийом Пепи считается союзником левых, он утверждает, что единственный способ изменить ситуацию в компании – это занять очень жесткую позицию. Если профсоюзные лидеры в ходе переговоров решили пойти на забастовку, то они потеряют все выгоды, достигнутые ранее.



"Возможно, в конечном итоге они и смогут получить больше, но они берут на себя большой риск в большинстве ситуаций, в которых могут остаться ни с чем", – категорично заявляет глава SNCF.



Об управлении При этом он добавляет, что, несмотря на некоторые проблемы, профсоюзы не являются самым большим препятствием для изменений. На самом деле главным виновником является управление "белых воротничков".



"Самым большим препятствием является культура управления, – утверждает Пепи. – По историческим причинам она очень регламентирована по вертикали. Для того чтобы оказывать лучший уровень обслуживания, мы должны предоставить руководителям на местах больше власти".



В некоторой степени, SNCF представляет собой Францию в миниатюре. По утверждению Пепи, реформа, необходимая всей стране, происходит в той мере, в какой французы готовы работать над собой. Это, в свою очередь, воспринимается многими людьми как "боль и страдания".



Гийом Пепи выступил в поддержку многих пунктов так называемого "закона Макрона" – пакета реформ, направленных на либерализацию широкого спектра экономической деятельности, в том числе междугородних автобусных перевозок. "Всегда хорошо, когда клиент имеет выбор", – говорит глава SNCF.



О карьере Господин Пепи может занимать жесткую позицию по многим аспектам жизни Франции, но, как он сам смущенно признается, является образцовым продуктом системы французского элитного образования. Он вырос в состоятельном пригороде Парижа Нейи-сюр-Сен, учился в престижном Институте политических исследований (Sciences Po), затем в Национальной школе управления (ENA), воспитавших не одного лидера Франции, среди которых и президент Франсуа Олланд.



Однако Гийом Пепи мечтал стать хирургом, а не исполнительным директором. "Это была единственная стоящая вещь, о которой я думал", – говорит он. Однако во время трехмесячной стажировки в больнице Дижона, молодой Пепи каждый раз, когда видел кровь, падал в обморок.



Поэтому он вынужден был пойти в Национальную школу управления, а затем в Государственный совет – высший орган Франции по административному праву. Однако работа оказалась довольно скучной. "Там было слишком много бумажной работы", – вспоминает Пепи. В 1980-е и 1990-е годы он работал на высоких должностях в аппарате различных министерств.



В SNCF он оказался по воле случая. Однажды, в 1989 году, он шел по улице Риволи в Париже и столкнулся с Жаком Фурнье, тогдашним председателем компании, который и предложил ему работу. "Я поздоровался, и он спросил меня, не знаю ли я кого-нибудь, кто мог бы возглавить его аппарат. Я ответил, что я мог бы. Вот и все. Ни рекрутеров, ни затяжного процесса поиска работы", – говорит он. Спустя некоторое время Пепи вернулся в правительство, но в 1997 году он вновь оказался SNCF. На этот раз окончательно.



О критике Несмотря на его долгую карьеру в компании, он не стесняется критики, в частности, из-за чрезмерных инвестиций в очень эффективные TGV-линии за счет урезания финансирования региональных линий, которые часто кажутся никуда не годными и медленными по сравнению с ними. "Сейчас нашим приоритетом является общественный транспорт, а не TGV. Более 90 процентов наших клиентов пользуются общественным транспортом, который не финансировался должным образом", – утверждает Пепи.



Пепи также критически высказывается о плачевном состоянии Гар-дю-Нор – крупнейшего железнодорожного вокзала в Европе по количеству пассажиров (700 тыс. чел. в день). Вокзал выглядит устаревшим и грязным по сравнению с обновленным вокзалом Сент-Панкрас в Лондоне.



По словам Пепи, в прошлом SNCF очень мягко относилась к безбилетному проезду. Это ежегодно обходилось компании в 300 млн евро в виде недополученных доходов



"Это большая, очень большая проблема. Обслуживание на вокзале Гар-дю-Нор неприемлемо", – утверждает Гийом Пепи. При этом он добавляет, что в прошлом году был запущен проект, стоящий сотни миллионов евро, по реконструкции вокзала, которая должна завершиться к 2023 году.



О пассажирах По словам Пепи, в прошлом SNCF очень мягко относилась к безбилетному проезду. Это ежегодно обходилось компании в 300 млн евро в виде недополученных доходов. "Пожилые люди, семьи, бакалавры – всех их можно увидеть прыгающими через турникеты. Это очень характерная черта французской культуры: настоящая вера в важность общественных институтов, но без желания платить за них", – заявляет Пепи и добавляет, что штрафы и "нулевая терпимость" формируют стратегию компании в настоящее время.



Глава SNCF утверждает, что ему нравится общаться с клиентами, даже если они часто имеют жесткие взгляды на его действия и нетерпимы к проблемам компании и задержкам поездов. "Они приходят и кричат о том, как они не довольны, но все-таки я люблю их. Франции не нравится Великобритания. Но когда с поездами Eurostar возникает проблема, в Лондоне образуются организованные очереди, во Франции – бунт".



Уровень гнева, утверждает Пепи, отчасти вызван тем, что SNCF является частью национального наследия. Каждый чувствует себя совладельцем и, таким образом, каждый делает все возможное, чтобы компания никогда не была приватизирована.



"Мы говорим, что железная дорога построила Францию. До появления железной дороги Франция не была единой. Да, это правда. Это гордая компания (SNCF), но она должна расти и развиваться ".



Майкл Стотхард, Financial Times



Перевод портала ЦТС



http://cfts.org.ua/articles/intervyu_s_glavoy_sncf_my_dolzhny_stat_bolshe_chem_prosto_zheleznodorozhnoy_kompaniey_885

Новость предложена пользователем: Egor _Железнодорожник ФРГ