Сход четырёх грузовых вагонов на станции Лиски заставляет задуматься о состоянии и качестве ремонта вагонного парка.


Дата публикации:

Качество – обязанность не частная.



Сход вагонов с рельсовой колеи, даже не повлекший драматических последствий, всегда чреват материальными и моральными издерж-ками. Кроме ремонта сошедшего подвижного состава и искорёженной инфраструктуры, требуется ещё и «восстановительный ремонт» локомотивной бригады.

Ведь даже при уверенности в безупречности своих действий по сердцу и нервам машиниста и его помощника стучит не добавляющая здоровья мысль: «А вдруг?».



…Утро субботы 28 марта 2015 года. Узловая станция Лиски. Маневровый локомотив ВЛ80с под управлением опытной бригады, прицепив состав с 54 гружёными вагонами общим весом 2961 тонна, следует с ним с 13-го пути главного парка на горочную вытяжку № 5. Скорость – 11 километров в час при допустимой 25 километров. В 9 часов 17 минут на стрелочном переводе № 589, расположенном на приёмо-отправочном участке пути, бригада ощущает неприятный толчок и команду по радиосвязи дежурного по горке на экстренную остановку. Причина – сход четырёх вагонов с минеральными удобрениями (9, 10, 11 и 12 с головы состава) всеми колёсными парами с проследованием в сошедшем состоянии 56-ти метров.



Из технического заключения по случаю схода вагонов: «В результате схода повреждено четыре вагона в объёме текущего отцепочного ремонта, 70 деревянных брусьев, острая крестовина марки 2/9, контррельс марки 1/9, стрелочные электрические приводы и стрелочные коробки с аппаратурой стрелок, дроссель-трансформатор рельсовых цепей, путевые коробки, стрелочный и сигнальный кабель двух светофоров, кабель релейных концов…»



Заметим, вся эта неразволочная «куча мала» образовалась на станции при маневровой работе и при движении состава со скоростью 11 километров в час. А если бы на перегоне со встречным пассажирским поездом да при скорости в 90 километров?



Для определения причин схода руководителями Лискинского региона ЮВЖД оперативно проведена комиссионная проверка с участием представителя собственника сошедших вагонов – начальника вагонной службы ОАО «Невинномысский Азот» В.А. Балахонова и технического директора ООО «Депо-ЕвроХим» А.В. Дорохова (частное предприятие, осуществлявшее 21.10.2014 года последний деповской ремонт вагона-виновника схода).



– Комиссия выявила в вагоне № 59248831, не прошедшем гарантированного срока после выполненного деповского ремонта (его пробег на день схода составил 11567 километров при гарантийной норме 110 000), более десятка опаснейших «болезней», каждая из которых несла по железным дорогам России реальную угрозу безопасности движения поездов, – комментирует случившееся заместитель начальника ЮВЖД по Лискинскому территориальному управлению Сергей Пискунов. – Этот вагон, сойдя с рельсов, потянул за собой остальные. А всё потому, что в депо, ремонтировавшем этот вагон, допустили многочисленные отступления от требований документа «Ремонт тележек грузовых вагонов с бесконтактными ползунами» (№ РД32 ЦВ 052-2009). С такими выводами согласился и подписал техническое заключение и представитель ООО «Депо-ЕвроХим» Дорохов.



Звучная приставка «евро» в названии частного ремонтного депо не гарантировала европейское качество ремонта, грубо игнорируя отечественный основополагающий документ, ставивший заслон принципу «тяп-ляп» в ремонте. Результат смотрите на снимке.



И снова, постучав по дереву, вернусь я к нелюбимой мной риторике сослагательного наклонения: а если бы вагоны эти «улетели» на оживлённом перегоне на предельной скорости? Кто и где бы нюхал тогда жертвенный запах «не пахнущих» денег, полученных за некачественный ремонт, и утешал бы родственников пострадавших? Есть вопрос и к собственникам сошедших вагонов: а где они были, принимая от ООО «Депо-ЕвроХим» вагоны с таким количеством дефектов? Значит, подобная практика устраивает и тех, и других?



Частичные ответы на вопросы даёт наша публикация двухгодичной давности («Вперёд», № 10, «Анатомия брака»), где мы анализировали ситуацию в вагонном хозяйстве сети, жестоко страдающем от браков в ремонте и контрафактных вагонных деталей.



Тогда начальник упразднённого ныне грузового вагонного депо Поворино Сергей Качегин не боялся делиться со мной наболевшим: «Мы, вроде как, должны стоять на страже безопасности, а нас ругают за выявление браков и контрафактных деталей, навязываемых нам «приватным собственником» вагонов. Попробуй выявить брак и пригласить правоохранителей – к тебе тогда ни один собственник в ремонт вагон не поставит. Вот и приходится выбирать между рабочей совестью и загруженностью депо заказами…».



К чести поворинских ремонтников, выбирали они в пользу совести: всего за два первых месяца 2013 года наштабелировали в ремонтном цехе 98 (!) забракованных ими боковин тележек колёсных пар. На многих внаглую «перебиты» номера: вместо срезанных «болгаркой» заводских красовались цифры, выведенные лукавым сварочным электродом. Такую лазейку ремонтникам-бракоделам давала и федеральная служба надзора в сфере транспорта Минтранса РФ, запретившая резать в металлолом боковины с давно просроченным временем эксплуатации. Куда этот хлам, запрещённый к утилизации, может попадать – догадаться не сложно.



Но депо в Поворино работало в системе ОАО «РЖД», где традиции качества могли позволить ремонтникам сказать решительное «нет» бракам. Частник, видимо, для этого ещё не созрел. Может, потому и проявилась в лискинском сходе ситуация, напоминающая поворинскую?



Среди множества сверхнормативных износов узлов и деталей «вылетевшей» из-под якобы отремонтированного вагона тележки обнаружена и такая несуразица: данные таблички на хребтовой балке вагона № 59248831 не соответствуют паспорту вагона: год постройки вагона – 1990, а по справке ГВЦ он «рождён» в 1993 году. Кто и с какой целью «омолодил» вагон на три года, предстоит теперь ответить старшему следователю Мичуринского следственного отдела на транспорте подполковнику юстиции Николаю Минину, который вместе с Лискинской транспортной прокуратурой проводит доследственную проверку по факту схода вагонов. По результатам проверки следователя и прокуроров будет принято процессуальное решение и комплекс мер прокурорского реагирования.



Нельзя тут не отметить и ещё одну закономерность, когда «головотяпство» одних вынуждает на самоотверженные действия других. В Лисках воистину самоотверженно действовали 33 сотрудника местного восстановительного поезда вместе с начальником Олегом Марышевым, прибывшие на место аварии уже через 23 минуты после получения приказа. Гидравлическим оборудование ХЕШ и накаточными башмаками быстро поставили на рельсы не успевшие завалиться на бок три вагона. Четвёртый – виновник схода – поднимали мощным краном ЕДК-300/5. Общее время аварийно-восстановительных работ составило 108 минут, что позволило осуществлять беспрепятственный пропуск поездов по станции Лиски без их задержки.

Николай Кардашов



http://www.gudok.ru/zdr/167/?ID=1262603&archive=35774

Новость предложена пользователем: Egor _Железнодорожник ФРГ