Изменения, вошедшие в новый Устав железнодорожного транспорта (УЖТ) РФ.


Дата публикации:

Реальность стала законом



Автор: Ольга Коваленко, юрисконсульт НП ОЖдПС



Изменения, вошедшие в новый Устав железнодорожного транспорта (УЖТ) РФ, свелись к включению в документ положений, сложившихся на практике, хотя при этом был решен и ряд процедурных вопросов. Таким образом, закон подтянули к реальности. Теперь важным становится то, как принятые изменения будут применяться в судебной практике, поэтому только после реального вступления в силу закона можно будет рассуждать о том, насколько эффективно он работает.



Документ, содержащий поправки в УЖТ РФ и ст. 2 федерального закона от 10.01.2003 г. № 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации», ушел на рассмотрение в Государственную думу полтора года назад. В декабре 2013-го его приняли в первом чтении, но в дальнейшем продвижение законодательной инициативы приостановилось почти на год. Зато в конце декабря 2014-го поправки прошли сразу второе и третье чтения, затем были одобрены Советом Федерации, и новую редакцию закона подписал президент РФ Владимир Путин.



Новый УЖТ РФ включил операторов железнодорожного подвижного состава в число участников правоотношений, возникающих в процессе перевозки грузов, но вряд ли данное изменение стоит считать принципиально новым шагом. Легальное определение понятия «оператор» уже содержалось в нормативном акте «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» № 17-ФЗ, который, так же как и УЖТ РФ, обладает статусом федерального закона, а значит, эти документы равны по своей юридической силе. При этом работа компаний-операторов регулировалась Положением об основах правового регулирования деятельности операторов железнодорожного подвижного состава и их взаимодействия с перевозчиком, утвержденным постановлением правительства РФ № 626 от 25.07.2013 г., так как правового определения этой группы участников рынка железнодорожных перевозок в УЖТ РФ не существовало в природе. Таким образом, включение определения понятия «оператор» в текст закона стало чем-то вроде запоздавшей модернизации Устава железнодорожного транспорта.



Предыдущая формулировка данного понятия в законе № 17-ФЗ отличалась от той, что теперь включена в УЖТ РФ. Ранее в качестве определяющих критериев «операторства» указывалось наличие у субъекта вагонов и контейнеров, находящихся в собственности или на основании иного права, а также участие в перевозочном процессе с использованием указанного подвижного состава или тары на условиях договора с перевозчиком. Сегодня же единственным отличием оператора от собственника или владельца вагонов и контейнеров является факт оказания юридическим или физическим лицам услуги по предоставлению железнодорожного подвижного состава для перевозок грузов по сети.



После внесения изменений круг предметов, в отношении которых осуществлялась перевозка железнодорожным транспортом, расширился: теперь в него включили понятие «порожний вагон». Данная формальная трансформация также является приведением законодательных норм в соответствие со сложившейся практикой.



При этом ст. 3 УЖТ РФ дополнилась частью 10, согласно которой положения закона, регулирующие взаимодействие субъектов в процессе перевозки грузов, применяются к ситуациям, где фигурируют не принадлежащие перевозчику порожние вагоны и контейнеры, если Уставом не установлено иное. К последним относится, например, порядок оформления перевозки груза или порожнего вагона. Согласно ст. 11 УЖТ РФ грузоотправитель для осуществления транспортировки грузов должен подать перевозчику заявку на перевозку. Раньше норма, гласящая, что заявки на перевозку порожних грузовых вагонов, не принадлежащих перевозчику, не принимаются, содержалась в Правилах приема заявок на перевозку грузов железнодорожным транспортом, утвержденных приказом МПС России № 21 от 16.06.2003 г. В измененном законе различие между принадлежащими или не принадлежащими перевозчику порожними вагонами отсутствует – это положение перекочевало в ст. 11 УЖТ РФ, а согласно новой редакции ст. 12 УЖТ РФ для осуществления перевозок порожнего грузового вагона необходимо направить запрос-уведомление в адрес перевозчика.



Кроме того, в новой редакции Устава проведена ревизия норм, в которых принципиально важным становится регулирование правоотношений, складывающихся при перевозке или использовании порожних вагонов. Особое значение в данном случае имеет признак принадлежности или, напротив, непринадлежности подвижного состава перевозчику. Например, в ст. 11 УЖТ РФ расширен перечень конкретных причин отказа перевозчика в согласовании заявки на перевозку грузов, к ним добавлен случай отсутствия принадлежащих ему вагонов и контейнеров.



Согласно установившейся судебной практике внесены изменения и в положения об исчислении сроков доставки грузов в ч. 5 ст. 33 УЖТ РФ. Ранее в железнодорожной накладной в качестве нормативного указывался срок, рассчитанный в соответствии с общим алгоритмом, указанным в пунктах 2.1 и 2.2 Правил исчисления сроков доставки грузов железнодорожным транспортом, утвержденных приказом МПС России № 27 от 18.06.2003 г. В него не включались дополнительные сутки, набегающие при применении положений, содержащихся в п. 5 данного документа, где перечисляются допустимые причины превышения нормативных сроков доставки. Несовпадение реальных и заявленных сроков становилось причиной формальных споров в судах по поводу определения окончательной даты нормативного срока доставки грузов. Суды, как правило, становились на сторону перевозчика, указывая, что, несмотря на согласованную в железнодорожной накладной дату срока доставки, расчет просрочки необходимо вести с учетом поправочных правил, указанных в п. 5. Теперь это техническое несовершенство устранено. Так, в ч. 5 ст. 33 УЖТ РФ сказано прямо, что грузы считаются доставленными в срок, если до истечения указанного в транспортной железнодорожной накладной срока доставки (с учетом корректировки) перевозчик обеспечил выгрузку грузов на железнодорожной станции назначения или вагоны и контейнеры с грузами поданы для выгрузки грузополучателям или владельцам путей необщего пользования.



В ст. 20 закона разграничены обязанности перевозчика и собственника (владельца) подвижного состава в случае отказа грузоотправителя от непригодных для перевозки конкретного груза вагонов или контейнеров. Ранее в таком случае закон возлагал обязанность подать исправные вагоны или контейнеры взамен непригодных на перевозчика. Теперь последний обязан всего лишь осуществить замену принадлежащих ему вагонов или контейнеров, в отношении прочего непригодного подвижного состава или тары составляется акт общей формы, а их замена становится обязанностью грузоотправителя или владельца. На практике непригодные вагоны менял оператор, таким образом, данная норма также официально закрепила уже существующую конструкцию правоотношений.



Интересно, что в соответствии с ч. 6 ст. 36 УЖТ РФ получатель теперь вправе отказаться от приема порожнего вагона, прибывшего на станцию назначения с просрочкой, если последняя превышает 5 суток и произошла по причинам, не зависящим от получателя, а также если порожний грузовой вагон не может быть использован для выполнения согласованных перевозчиком заявок. Для грузополучателей эта законодательная норма достаточно привлекательна. Действительно, если он теряет интерес в исполнении обязательства по получению порожнего вагона из-за просрочки, то у него должно быть и право отказаться от такого вагона, не подвергаясь никаким санкциям. Однако для операторов данное положение на практике может обернуться дополнительными расходами.



Особого внимания заслуживает вновь появившаяся в законе ч. 4 ст. 36 УЖТ РФ, гласящая, что получатель вправе отказаться от приема порожнего грузового вагона, прибывшего под погрузку, в том случае, если отсутствует согласованная перевозчиком заявка на перевозку в вагоне, принадлежащем указанному в транспортной железнодорожной накладной владельцу, и порожний грузовой вагон не может быть использован данным получателем для выполнения другой согласованной перевозчиком заявки. Сложность здесь заключается в том, что ситуация, при которой данное положение может быть применено на практике, возникает крайне редко. В основном порожние вагоны следуют под погрузку уже при наличии согласованной заявки, причем все стороны перевозочного процесса стремятся ее выполнить, потому что никто не хочет нести финансовые потери. Однако новое правило может быть использовано в том случае, если, например, отправитель отказался от погрузки и закрыл заявку, а вагон уже находится в пути. Но повторим еще раз, что такая ситуация являтся, скорее, исключением из правил.



http://www.rzd-partner.ru/interviews/blogs/realnost-stala-zakonom/

Новость предложена пользователем: Egor _Железнодорожник ФРГ