Проезд запрещающего сигнала, имевший место ещё 1 октября на станции Кубня, получил огласку лишь через четыре месяца после произошедшего.


Дата публикации:

Проезд под запрещающий: затянувшаяся история под «прикрытием»

На Горьковской дороге отменен случай поистине беспрецедентный. Проезд запрещающего сигнала, имевший место ещё 1 октября на станции Кубня, получил огласку лишь через четыре месяца после произошедшего. Разбор состоялся только 17 января.

«Подарочек» ко дню рождения

Обстоятельства таковы. 1 октября, в день рождения компании «Российские железные дороги», праздник, как это и водится, отмечали далеко не все. Ранним утром машинист Творогов и его помощник Аюпов прошли предрейсовый медицинский осмотр в фельдшерском пункте станции Буа, получили надлежащие сопроводительные документы и в 6 часов 06 минут отправились на МПТ-4, относящийся по своей балансовой принадлежнос-ти к СПМС

№ 339, с целью доставки работников дистанции пути и необходимых материалов верхнего строения пути на станцию Свияжск. Примерно через четыре с половиной часа после прибытия туда мотовоз вышел обратным рейсом с остановками в пути следования для посадки тех же путейцев.

После проследования станции Албаба на 29 километре, как засвидетельствовано в материалах разбора, бригадой не было произведено переключение частоты кодирования на АЛСН: они остались на прежней волне. А локомотивный светофор после отправления с третьего пути, соответственно, остался гореть белым.

Дальше – больше. В 14 часов 33 минуты мотовоз под два (!) жёлтых сигнала на входном светофоре прибыл на станцию Кубня, где должен был разминуться с грузовым поездом при скрещении. Диспетчер Шакирова приготовила для того маршрут проследования по первому пути на проход и, к удивлению своему, обнаружила, что третий путь свободен от мотовоза. Где же он?

– На 42-м километре перегона Кубня - Куланга, – ответствовал машинист Творогов.

После двух жёлтых он проехал ещё и запрещающий выходной сигнал Н-3, даже не почувствовав, что взрезал стрелочный перевод, и проследовал около четырёх километров по однопутному перегону, для него в этот момент не предназначенному.

– Это не поддаётся объяснению, – так прокомментировал действия машиниста Творогова ревизор по безопасности движения дорожного аппарата РБ Вячеслав Далуцкий.

Нарушитель на разборе пытался сослаться на то, что его отвлекали разговорами путейцы. Но степень ответственности за действия в кабине ССПС машиниста и пассажира, согласитесь, сопоставить невозможно. А вот отдать должное ДНЦ, успевшей остановить грузовой на станции Куланга, обязательно следует. Как и тому, что о факте проезда запрещающего сигнала она немедленно сообщила диспетчеру по управлению перевозками Южного района Диспетчерского центра управления перевозками Молодцовой.

Цепная «реакция»

Согласно всем действующим нормативам и предписаниям она не случилась. Информация о проезде запрещающего сигнала и взрезе стрелки за стены диспетчерского центра не ушла. Дежурный по аппарату РБ её не получал. Ни от Молодцовой, ни от руководителя диспетчерской смены Самсонова, ни от кого-то другого. Но тайное, как известно, всегда становится явным. И этот случай не стал исключением. Список освобождённых от занимаемых должностей ответственных работников СПМС № 339 и ДЦУП довольно внушителен. Была и реакция на действия профилактического характера, дабы не повторялись впоследствии ни факты проезда запрещающих сигналов, ни, тем более, факты их сокрытия. Немедленному и строгому аудиту подверглись все причастные подразделения. И эти проверки, к сожалению, подтвердили опасения.

– Руководителями Дирекции путевых машин упущен контроль за организацией работы бригад специального самоходного подвижного состава, – пришли к выводу аудиторы. – Бригады формируются без письменного распоряжения начальников СПМС. Уже в январе четыре такие бригады были выявлены в эксплуатационном участке Казань той же СПМС № 339. Более того, перед первым выездом ещё пять экипажей даже инструктажа не удостоились. К управлению специальным самоходным подвижным составом, бывает, допускаются и работники без прав управления на конкретный вид машины. Да, снегоуборочная техника востребована зимой. Но ведь и управлять ею должны только подготовленные специально для этого люди.

Есть и такие машинисты, которых выпускают на линию без проведения контрольно-заключительных поездок и оформленных заключений на самостоятельную работу. К работе по Арзамасскому узлу, например, были допущены машинисты, не ведавшие о внесённых в ТРА изменениях. Были случаи допуска бригад без оформления электронных маршрутных листов в программе АСУ ССПС. География нарушений расширяется и за счёт бригад, работающих на автомотрисах районов контактной сети Чад, Красноуфимск, Бисертский Завод. А на станции Агрыз даже допущен выезд неисправной снегоуборочной машины.

Ещё один бич – организация технической учёбы. На занятиях 28 ноября в Муромском эксплуатационном участке «прошли» мимо шести запланированных для изучения тем, в декабре – ещё трёх. И, как это ни прискорбно признавать, постановка работы у коллег в СПМС № 318 в лучшую сторону также не отличается.

Николай Кожин



http://www.gudok.ru/zdr/168/?ID=1251774&archive=35085

Новость предложена пользователем: Egor _Железнодорожник ФРГ