РЖД загнали в уголь


Дата публикации:

Правительство форсирует перевод транспортировки угля по железной дороге на дифференцированные тарифы. При падении цен тариф РЖД для угольных компаний может снижаться, при росте – увеличиваться. Сейчас на долю транспортной составляющей приходится 50–60% расходов отрасли, а цены за девять месяцев рухнули на 25%. В Минэнерго считают, что РЖД выгодно согласиться на это предложение.

Премьер-министр Дмитрий Медведев провел совещание по вопросам развития угольной промышленности в Ленинске-Кузнецком Кемеровской области. По итогам профильным ведомствам дали поручение рассмотреть возможность дифференцировать ставки перевозок угля по железной дороге.

«Минтранс предлагал ввести дифференцированную ставку с 2013 года. Но Медведев предложил уже в 2012 году рассмотреть возможность дифференциации ставки в зависимости от конъюнктуры цен на уголь», – пояснил «Газете.Ru» министр энергетики Александр Новак по итогам совещания.

Речь идет о том, чтобы при падении цен на уголь тариф РЖД для угольных компаний снижался, при росте – увеличивался. Новак не исключает, что РЖД согласится на это предложение. «Это дорога со встречным движением. На долю угля приходится 25 процентов перевозок РЖД. Если тариф остается неизменным при падении цен уголь, компании просто могут перестать возить уголь», – объясняет глава Минэнерго, добавив, что предложения по возможному маневру по тарифу при транспортировке угля должны рассмотреть Минэкономразвития, Минтранс, Минэнерго и Федеральная служба по тарифам. Позицию РЖД, дефицит инвестпрограммы которой в 2012–2020 годы составляет 1,9 трлн рублей, в понедельник вечером выяснить не удалось.

На долю транспортной составляющей приходится 50–60% расходов, что ставит отрасль в критическое положение, возмущались угольщики.

«Мы находимся на хорошей современной шахте («Листвяжная». – «Газета.Ru»), которая сегодня работает в убыток. Мы ничего сделать не можем, потому что цены на внешнем рынке не покрывают затрат, которые у нас существуют. У нас 55—60 процентов от стоимости – затраты на перевозку», – сказал на совещании президент холдинга «Сибирский деловой союз» Михаил Федяев, владеющего шахтой «Листвяжная». Согласно данным Минэнерго, в нефтяной отрасли эти расходы составляют менее 10%, в алюминиевой между 10 и 20%, в металлургии – менее 20%. «С сентября 2011 года по май 2012 года цена на энергетический уголь упала со 119 до 89 долларов. Если себестоимость составляет 900 рублей, или 30 долларов, то за транспортировку на рынки сбыта – порядка 40 долларов и за перевалку в порту – от 10 до 20 долларов, по-разному, это покрывает всю цену», – привел на совещании расчеты Новак.

Не менее острый вопрос для угольщиков – рынки сбыта. Согласно долгосрочной программе развития угольной промышленности, к 2030 году добыча угля должна увеличиться до 430 млн тонн с 336 млн тонн, и главным фактором роста должен стать внешний спрос, поскольку темпы внутреннего потребления будут расти всего на 0,8% за счет газификации и соотношения цен на газ и уголь.

«Ключевой фактор – экспорт. В Европе роста не будет, наша доля 30 процентов. Азиатский рынок – это 700 миллионов тонн, и он удвоится, но наша доля пипеточная – 4 процента», – сказал глава СУЭК Владимир Рашевский. В 2011 году на атлантический рынок Россия экспортировала 79 млн тонн угля, на азиатско-тихоокеанский – 32 млн тонн.

«Нам надо понимать, будет ли развиваться инфраструктура на Дальний Восток», – подчеркнул Рашевский. Для стимулирования внутреннего спроса угольщики предложили вернуться к теме строительства сетевых связей между зоной Европа–Урал и в Сибири, чтобы «не уголь возить по железной дороге, а энергию передавать по проводам».

«В Сибири угольная генерация, поэтому здесь очень дешевая электроэнергия – 1,5 рубля конечному потребителю, это пять центов, такого нигде в мире нет. В европейской части почти вдвое больше – 2,6 рубля. Строительство сетевых связей развивалось в 1980-е годы, мы когда-то были лидерами, сегодня отстали», – рассказал Рашевский, добавив, что в течение 10 лет такие сетевые связи могли создать основу для дополнительного потребления 30–40 млн тонн угля. Еще одна возможность, по словам Рашевского, – широкомасштабный экспорт электроэнергии в Китай при строительстве угольных электростанций на российской территории.

Но рост добычи угля упирается в инфраструктурные проблемы. «Пять-шесть лет назад думали, что настроим вагонов, купим вагонов и весь уголь свой вывезем. Сегодня мы имеем 26 тысяч вагонов, а оборот снизился почти в два раза. До порта Риги мы едем 29 дней со скоростью 7,5 километра в час», – перечислил Федяев, добавив, что каждый день по 2,5–3 тысячи вагонов «брошены, которые стоят и не передвигаются».

Угольщики также предложили комплекс мер, которые могли бы стимулировать инвестиции: в прошлом году их объем составил 93 млрд рублей, но необходимо вдвое больше для развития.

Среди них – введение налоговых каникул по НДПИ для новых труднодоступных месторождений по аналогии с нефтяным сектором, возвращение к идее инвестфонда для частно-государственного партнерства, а также субсидирование ставки по инвесткредитам.

«Все компании достаточно закредитованы, уровень долговой нагрузки к EBITDA составляет минимум 2, а то и 3 или 4 – это нормальная ситуация», – пояснил Рашевский, добавив, что прибыль тратится на инвестиции.

http://www.gazeta.ru/business/2012/08/06/4713945.shtml

Новость предложена пользователем: Громов Евгений