Начало путешествия:
Конец путешествия:
Участники путешествия:

Общие сведения
Пройденное расстояние: 449 км
Затраченное время: 13 часов
Маршрутная скорость: 34,54 км/ч
Стоимость билетов: 7500 руб.
Расписание
Гомель      06.30
Жлобин      07.52
Жлобин      08.27
Калинковичи 11.05
Калинковичи 12.22
Словечно   13.57
Словечно   15.04*
Калинковичи 16.43
Калинковичи 16.51
Гомель      19.31
* - фактически выезда из Словечно не было. Участок Словечно - о.п. Новая Рудня пройден пешком.
 

Желание съездить в Словечно у меня возникло давно, но вот с реализацией его постоянно возникали проблемы.
Словечно само по себе - совершенно неинтересный объект, да и к тому же пограничная станция: её посещение может быть чревато неприятными последствиями.
Были мысли съездить через Словечно, Овруч, Коростень, Олевск и Сарны на узкоколейку в Антоновку, но во-первых, чтобы попасть на поезд Барановичи - Житомир, которым предполагалось переехать границу и ехать до Коростеня, нужно быть в Калинковичах или Мозыре уже в 7 утра. Несмотря на то, что Гомель расположен не так и далеко от этих городов, попасть туда к этому времени проблематично, а ночевать в Калинковичах негде (точнее, кажется глупым начинать поездку с ночёвки в городе, расположенном в 120 км от точки старта, тем более, на вокзале). Был даже вариант садиться на этот поезд в Жлобине, но ... Во-вторых, имеющееся расписание пригородных поездов по интересующим меня пунктам в Украине на alltrains.ru устарело, а зависать в каком-нибудь местечке типа Олевска не хотелось. В-третьих, зависать-то и времени не было.
Поэтому было принято решение прокатиться по маршруту Гомель - Жлобин - Калинковичи - Словечно - Калинковичи - Гомель. Я не поехал на Калинковичи сразу, так как мне не хотелось ехать на обычном дизеле по давно знакомым местам (всё лето ж на этом участке работал!), да и участок Жлобин - Калинковичи я давно считал пройденным, хотя проходил я его несколько раз, только во сне, когда наш 601 Полоцкий поезд ходил через Калинковичи до Гомеля, но тогда всё равно было темно, а также, когда из-за ремонта моста в Речице наш доблестный 650-й Гродно - Гомель возвращался в обход Речицы домой. Тогда по графику дежурств была моя очередь спать, а для проводника сон - это святое. Хотелось посмотреть на участок в светлое время суток и в ясном сознании.
Вечером, в пятницу 19 ноября покупаю предварительный билет на 20 ноября до Жлобина на наш утренний могилёвский дизель на 6.30. За предварительную продажу согласно объявлению должны брать комсбор в размере 200 рублей. Но на практике билет стоит всё те же 1500 рублей по студенческому. Хорошо! Также беру билет на две зоны на 19 ноября для местных внутриузловых покатушек до Светоча с целью проветрить мозги путём возврата оттуда пешком. Меня только немного удивляет факт, что у кассирши на вокзале на бэдже написано: "Имеет право контроля".
В предвкушении путешествия долго не могу заснуть. В 5.30 будильник заставляет меня подняться. Чувствую, что я его (будильник) послал бы куда-нибудь далеко, но сейчас я не мог себе такое позволить, ведь билет уже куплен! Быстренько собираюсь, спускаюсь, здороваюсь с вахтёршей (меня уже хорошо знают в общаге, и своей вылазкой в 6 утра в воскресенье я никого не удивляю.)
О чудо! На улице идёт снег. Идёт и не тает. Вот и зима подкралась...
 
Быстренько преодолеваю небольшое расстояние до вокзала, и оказываюсь на платформе, и меня клинит: огни дизеля в конце платформы! (Этот дизель отправляется с тупиковой платформы) Ужас! Никогда ещё не опаздывал на поезд! Потом смотрю на часы - 6.17, а отправление в 6.30, да и народ стоит на платформе. Дизель только подают.
 
Моим первым дизелем на сегодня оказался ДР1А-126, который занимает почётное второе место в номинации "Самый старый дизель-поезд депо Гомель". (Первое занимает ДР1А-124. Тот же ДР1А-124 занимает почётное 3-е место в номинации "самый старый ДР1А в природе"). Не желая дубеть на холоде, я быстренько запрыгиваю в переднюю голову ДР1А-1263. На шестой путь подъезжают два сцепленных ДР1А из депо. Первый раз такое вижу. (Ничего, сегодня ещё насмотрюсь). А у нас всё как всегда: короткий инструктаж по технике безопасности, пуск второго дизеля и ... поехали!
 
Меня охватывает какое-то чувство безграничной радости по мере того как дизель набирает ход - всё кругом покрыто снегом, почти все ещё спят, вся эта красота нетронута. Просто идиллия!
 
Проверка тормозов по Гомелю Нечётному и дизель опять стремительно разгоняется, мы покидаем Гомель. Уже к Светочу подходим на достаточно-таки большой скорости. Дизель приветственно свистит дежурной по станции и мы проносимся дальше. В Костюковке ТЭМ2 таскает вагоны по станции, видимо, он принадлежит стеклозаводу. Кручу головой в попытках найди хотя бы насыпь от узкоколейки Калининский - Лазурная (Большевик) - Ивановский - Климовский, указанной на сайте Д.З., но ничего не нахожу. Рядом со ст. Лазурная находится торфозавод Большевик и это примерно подсказывает, где же её искать на местности, но всё это - в другую поездку. В вагон заходят две тётушки и начинают проверять билеты, я для проверки теории о халявном проезде подсовываю им мой вчерашний непроверенный билет на две зоны. Тётушка пробивает его своим компостером и тут вдруг спрашивает: а дальше что? Тут я достаю настоящий билет и даю ей, типа перепутал. Она с радостью замечает, что тот билет мало того, что на две зоны, так ещё и вчерашний. В вагоне находится парень без билета, который рассчитывал купить его в поезде, но вот именно в этом поезде билеты-то и не продают. Тётушки долго совещаются на тему: сколько будет стоить билет вместе со штрафом. У них получаются по расчётам разные цифры. В конечно счёте, они, по-моему, сходятся на сумме 11260 рублей, отдают этому парню кучу квитанций, садятся на соседнее сиденье и достают свои журналы/газетки типа "Хозяюшки".  Тем временем светает и мы делаем небольшую остановку на ст. Буда-Кошелёвская. И летим дальше. После Буды-Кошелёвской как-то слишком резко "дискретно&uqot; заканчивается снег. Проезжая ст. Хальч я проводил взглядом ветку на Жлобин Подольский, которая проходит по второму мосту через Днепр в Жлобине. Очевидно, что она не используется, у релейного шкафа уже нет светофора (а раньше был), тем временем, путь убегает от моего взора в лес и мне остаётся только выстраивать догадки. На подходе к ст. Вирский становиться виден сам тот второй железнодорожный мост. Мне становится интересно, охраняется ли он и можно ли по нему перейти на другой берег, ведь автомобильных мостов поблизости нет. Будки охраны видно издалека, но есть ли она там? Наверное нет, ведь мост не используется (это подтверждается фактом, что когда закрывался на ремонт мост в Жлобине, пассажирские поезда ходили в обход через Калинковичи, а ведь вполне могли бы и через этот мост безо всяких дополнительных маневров).
 
Вот мы уже переезжаем Днепр и подъезжаем к станции Жлобин Пассажирский. Прибываем на первый путь. Некоторое количество пассажиров выходит (включая меня), много человек садится в поезд. Я сразу же рвусь на вокзал, чтобы купить билет. Билет беру сразу до Словечно, кассирша интересуется лишь наличием студенческого. Я её интерес удовлетворяю демонстрацией этого самого студенческого и получаю заветный билет стоимостью 2850 рублей.
 
По табло я узнал о расположении моего дизель-поезда Жлобин - Калинковичи (5-й путь, 3-я платформа) и отправился в бистро что-нибудь перекусить. (Взял с собой консервы, но сразу как-то мозгов не хватило проверить в общаге наличие хлеба). цены покруче, чем в Гомеле на вокзале. Между покупателями и продавщицей разгорелся спор по поводу качества какой-то водки. Я, получив свой хот-дог, удалился. С пешеходного моста снял уже давно всем привычный новый вокзал, пассажирский парк и пошёл вниз, на платформу. Народу было много, дизеля не было. Для пущей уверенности поинтересовался, отсюда ли идёт дизель Калинковичи, на что получил вразумительный ответ: "Так он же ведь всегда отсюда ходит!".
 
В 8.17 (за 10 минут до отправления) подали ДР1А-152. Я, опять же, движимый своими эгоистическими мыслями о тепле, забрался в передний головной вагон ДР1А-1521, о чём впоследствии пожалел: на станциях вокзалы находились далеко от головы - снимать было неудобно. Зато было тепло. Заполненность вагона (если выражаться официальным железнодорожным языком - населённость) составляла около 95%, но большая детская коляска и огромный скруток поролона для знаменитых жлобинских игрушек создавал впечатление, что поезд заполнен "под завязку" (наивный, тогда я ещё не знал, на чём я поеду назад). Дизель потихоньку дополз до Жлобина Подольского. Здесь путь на заброшенный мост чётко виден на высокой насыпи, но со стороны Жлобина Пассажирского он к путям не примыкает - заканчивается тупиком, примыкает только со стороны Жлобина Подольского (т.е. треугольником). Мы так же медленно продолжаем ползти, проходит мужик-ревизор и проверяет билеты, наконец, после ст. Мормаль дизель существенно разгоняется и вскоре мы прибываем на ст. Ящицы. Стоим. Минута, две, три. Тут до меня доходит, что у нас тут скрещение с каким-то поездом и можно выйти снять вокзал. Я выпрыгиваю на платформу и сразу же смотрю на выходной (ну не хочется мне тут оставаться). Красный, но по горловине на большой скорости гомельский 2ТЭ10У уже тянет грузовой. Я, решив, что нечего искать приключения раньше времени, вернулся в поезд.
 
Снова пустынные осенние пейзажи за окном... Постепенно в вагоне начинается заметная возня, мы преодолеваем мост через Березину и въезжаем в Светлогорск. Вокзал в Светлогорске, как и везде на БЧ, красиво и аккуратно покрашен, на станции - чистота. Контингент дизеля почти полностью сменяется: почти все выходят, много людей заходит. Едем дальше. На ст. Жердь нас уже поджидает встречный ДР1А-166. Дальше народ потихоньку начинает рассеиваться, фотографирую ст. Холодники и ст. Юшки. Разъезд Дубровичи поезд проходит без остановки, тут даже станционное здание с заделанными окнами - они теперь тут не нужны, ведь тут уже работают не люди, а автоматика - разъезд включён в ДЦ.
Влево уходит ответвление на Гомель, поезд постепенно сбавляет ход, слева появляется главный ход на Гомель и вот уже предпоследняя остановка о.п. Мелькомбинат. После него мы уже едем по самой станции Калинковичи. Вот вагонники меняют колёсную пару на цистерне, вот сам учебный вагон-рама, начинается платформа, появляется вокзал станции Калинковичи. Сердце начинает биться быстрее - всё вокруг давно знакомое, жду появления множества знакомых лиц, чтобы поздороваться со всеми и пустить их в вагон... На меня нахлынули воспоминания о том, как я работал на поезде 649/650 Гомель - Гродно всё лето, когда в Калинковичах у меня всегда была посадка человек под 50, высадка - человек 30, короче, почти самое ответственное место всей дороги.
Пока я ушёл в воспоминания, поезд остановливается, пассажиры начинают выходить. Я быстренько фотографирую расписание пригородных поездов и смотрю, во сколько отправляется мой поезд на Словечно. Оказалось, что я поеду на том же самом поезде, ведь на табло указан поезд "Жлобин - Словечно". А пока у меня больше часа времени и можно искать интересные объекты для съёмки. На втором пути стоит длиннющий сдвоенный дизель на Житковичи, который я и видел с утра в Гомеле. Только тогда я подумал, что просто два дизеля одной передачей вытянули из депо. Двери открыты только в первый состав, диктор объявляет, что "если Вы едете не до конечной станции, просьба занимать места в первом по ходу движения составе". Платформы на такой поезд вряд ли где-нибудь хватит. Специально подхожу к тому месту, где сцеплены поезда, чтобы посмотреть, работают они по СМЕ или нет. Оказывается, что нет - жоксы не подключены, в кабинах сидят бригады. Ну что ж, хорошо, что хоть так сделали. Возвращаюсь к вокзалу и у меня возникает желание снять ДР1А-152, на котором я приехал, но прямо рядом с головой стоит мент, который тщательно проверяет документы у какого-то мужичка, который спешит на житковичский дизель. Внутренний голос сказал мне: "Не снимай" Well. Я и не стал снимать (и правильно сделал). Всё равно его с другой стороны заснялWell.
Дизель тронулся, его слегка передвинули по первому пути, но он на нём же остался. Я же пошёл к пешеходному мосту, снял вагон-скелет у ПТО, залез на мост, снял тепловозы, шастающие из/в депо, поснимал виды станции.
 
Сверху был ветерок и я решил выйти в город. Иду я по мосту и вдруг вижу - прячась за составом, два ВОХРовца тщательно меня пасут. Я не подаю вида и иду дальше, радуясь, что я заметил, что они за мной следят, раньше, чем с их стороны последовали активные действия. Я быстро и незаметно достаю из фотоаппарата флэшку и прячу её (подробности "как именно" не раскрываю, а то в следующий раз "мухобои" будут знать, на чём меня ловить). И вдруг в рации у них голос "...производит фотосъёмку...". Я думаю: "спасибо, что предупредили". Быстро спускаюсь с моста и иду на привокзальный базарчик (а не на станцию). Из их поля зрения я ушёл. Достаю фотоаппарат и начинаю снимать магазинчики, бабок, торгующих семечками и прочую откровенную чушь, затем прячу фотоаппарат. Всё тихо и спокойно. Никто за мной не бежит. Тут-то мне приходит в голову мысль, что неплохо бы билет в Гомель купить. Пробираюсь в кассовый зал, беру билет. Собираюсь выходить - смотрю, а на улице стоят эти двое, ждут. Попал. Выход из касс только один. Прячусь за колонну. А им как-то всё равно. Вовнутрь они заходить не собираются. Ладно, я вырываюсь из касс и сразу в город. Слышу их крики типа "Стой!" "Э..э", "А..а". Ну, короче, их уровень интеллекта не позволил им что-либо внятное сказать. Убегать от них было бы глупо, я же не преступник!
Останавливаюсь. Подходит мент (тот, возле которого я дизель снимать не решился). Проверяет документы, затем начинается разговор такого характера.
М: У Вас разрешение на съёмку есть?
Я: Какое разрешение?
М: Для съёмки узла нужно разрешение, это стратегический объект.
Я: Что? "Стратегический объект", такого понятия в нашем законодательстве нет, как и нет законов, ограничивающих моё право снимать здесь. И не надо руководствоваться своими советскими убеждениями 70-х годов.
М: А может, Вы скажете, что такой организации, как КГБ, которая тоже с советских времён осталась, тоже нет?
Я: По какому закону я не могу здесь снимать?
М: Пошли в отделение. (К ВОХРовца: "пошли тоже").
Мы пошли в отделение с этими бдительными ребятами.
Я: Я хоть на дизель Словечненский успею?
Тут у мента глаза загораются: "а куда едешь?"
Я понимаю, что в отличие от этого идиотского случая, в погранзоне меня могут взять "законно", поэтому решаю обломать кайф менту: "В Мозырь".
М: Зачем?
Я: На трамвае покататься...
М: А что в Гомеле нельзя?
Дальше следует моя мини-лекция, где у нас на чём можно покататься. Мент уже не рад, что со мной связался.
М: Трамваи тоже нельзя фотографировать.
Я: Стратегические?
М: Государственные.
Я: А троллейбусы?
М: Тоже нельзя.
Я: А маршрутки?
М: ЭТО ТОЖЕ ЧАСТЬ ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ, ПОЭТОМУ НЕЛЬЗЯ!!!
Я: А машину свою можно? Well)
М: Да пожалуйста, в любых позах, как только сможешь изловчиться, хоть поршнем в движке.
Я: А если государственный асфальт в кадр попадёт?
 
Ответа не последовало. Тем не менее, наша компашка представляла собой достаточно весёлое зрелище. Впереди иду я (по собственной инициативе, я ж никуда не денусь - мой паспорт у него), за мной идёт мент и говорит, куда поворачивать, за ним идут "мухобои".
 
Приходим в отделение. Молодой паренёк в Ворде набирает какой-то приказ, там же сидит майор. Мне предлагают сесть. Нет, на стул сестьWell. Причём сидим только я и парень, набирающий приказы. Мент докладывает: "Задержан за фотосъёмку". Парень только весёлым взглядом смотрит на меня "Что, террорист?". Майор с усердием переписывает паспортные данные. Парень спрашивает: а плёнка? Тут я достаю свою цифромыльницу. Она почему-то окружающих удивляет. "Ну, говорю, ребята - смотрите!". И показываю бабушек с семечками на привокзальной площади и спрашиваю у мента: "Что, ЭТО запрещено снимать?". "Да - это привокзальная площадь - часть ж.д. инфраструктуры. Вы даже свою девушку на вокзале не можете фотографировать". Ну таких "камней" я ещё не видел. Парень интересуется: "С какой целью проводилась съёмка?". "Для личной коллекции!". Злющий майор отдаёт мне паспорт. Тут просыпаются свидетели - ВОХРовцы: "А ты же в парке снимал, у депо!". Я делаю очень удивлённое лицо: "Что? Кто снимал? Где фотографии?". "Не, ну ты ж что-то снимал". - "Нет, ребята, я не снимал, я резкость наводил, сейчас, понимаете ли, мороз, электроника плохо работает!". "А почему именно на пути?" "Как почему? На привокзальной площади серый асфальт при любой резкости остаётся серым асфальтом - не видно уровень резкости, а блестящие рельсы на чёрных шпалах - очень хороший контраст, замечательно виден уровень резкости". (На мыльнице резкость наводить крайне необходимо Well.
Майор начинает профилактические работы: "Ещё раз попадёшься, тобой КГБ заниматься будет".
Я: "Какой закон мне запрещает снимать?"
М: "Постановление Совета Министров..."
Я: "Какое? Номер, дата? Можно почитать?"
М: "Это всё регулируется внутренней инструкцией КГБ. Вы даже не найдёте карту ж.д. района Гомеля, а те материалы, по которым вы учитесь - секретные".
Я: "А ПОЧИТАТЬ можно?"
М: "Это внутренняя инструкция КГБ, она не для гражданских лиц"
Я: "Круто! Я должен исполнять инструкцию, которую я даже прочитать не могу! Так?"
М: "Ещё раз попадёшься - сдадим тебя КГБ, разобьем фотоаппарат"
Я: "Инструкция даже предусматривает уничтожение имущества граждан?"
 
Майор сейчас сорвётся...
М: "Ещё раз попадёшься, тебя из твоего "училища" выпрут, ты понял?"
 
Что и требовалось доказать. Законодательной базы никакой нет.
Я ухожу с ВОХРовцами и не упускаю возможности им сказать "Молодцы ребята, так держать!". Судя по их лицам, они были готовы меня завалить (ещё бы, они поймали шпиона, а он оказывается, только бабушек снимал, а они же видели...), но не могли же они устроить драку в ЛОВД.
 

Я спокойно сажусь в тот же ДР1А-1521.
Там уже сидят два деда и девушка.
Деды между собой спорят, заглушая рокот дизеля головного вагона: один из них оказывается ярым коммунистом, а другой таким же воинствующим православным. Орут они друг на друга, как дети, мы с девушкой только сидим и тихонько ржём с них, несмотря на то, что были совсем незнакомы. Когда количество пассажиров в вагоне не изменилось, а поезд отправился, я несколько занервничал: "Видно, что поезд идёт в погранзону". Спрашиваю у девушки, попадаются ли погранцы. Она говорит, что да, погранцы едут. "А где проверяют?" "В Словечно, наверное, я только до Ельска еду". "Странно, если в Словечно" - подумал я.
Больше всего меня удивило то, что участок оказался двухпутным на всём протяжении - кроме переога Мозырь-Пхов, где находится мост через Припять.
 
В Калинковичах Южных в вагон подсел какой-то мужик. Сел рядом со мной, но вещей у него не было вообще. У меня тогда случился маленький приступ паранойи - вдруг его менты подсадили за мной следить? Тем не менее, я снял станцию Пхов.
Дальше нам предстояло ехать через здоровенный мост через Припять. Я, когда в прошлый раз был в Мозыре, с восхищением его рассматривал с автомобильного моста. 7 пролётов! Мы медленно подползаем к мосту. Слева подъездные пути уходят к порту Мозырь - самому большому и деятельному в Беларуси. Возле путей стоит масштабная табличка "Проход и проезд в порт запрещён", таких размеров, что её из дизеля видно! В порту стоит необычно большое для наших рек судно. Это и есть наша легендарная "Надежда" класса река-море. Мне про неё особенно запомнилось то, что речники возмущались: "Кто ж это догадался судно женским именем назвать?!". Снизу, у насыпи нашего пути параллельно ему идёт ещё какой-то путь со ржавыми рельсами. Затем прямо поперёк пути стоит забор из колючей проволоки, как и везде у крупных мостов. Затем, у самой реки путь просто обрывается. Поезд медленно преодолевает мост. Припять сейчас не такая широкая и получается, что мост идёт над поймой. Но ведь не зря же такой мост строили! Учитывая то, какие масштабы половодья тут весной, сразу можно догадаться, что такой мост - не излишество. Сразу после моста путь резко уходит вправо. Вообще, для меня подобный крюкообразный обход Мозыря всегда был загадкой. Зачем он? Мозырь ведь такой крупный город. А когда побывал в городе, то сразу понял зачем. В городе такие горы, нетипичные для Полесья, что проще дорогу построить вокруг, чем пытаться проводить объёмные земляные работы.
 
На ст. Мозырь в поезд село уже достаточно много людей. Непривычно видеть столько народа на этой обычно пустынной станции. А ещё в Мозыре есть высокая платформа - достаточно редкая фича для этих краёв.
В поезд врывается толпень каких-то малолеток, которые ведут себя достаточно шумно и вызывающе, даже догадаываются окна в вагоне пооткрывать. И это 20 ноября. Как позже выяснилось, все они были детдомовские и ехали в Ельск.
 
Когда мы приехали в Козенки, меня охватило волнение - в поезд садилось довольно-таки много пограничников. А я-то и не знал, где начинается погранзона, чтобы начинать бояться Well. Я метнулся к девушке из Ельска и спросил, входит ли этот самый Ельск в погранзону. Она ответила, что не знает. Я пошёл по составу, чтобы узнать у кого-нибудь. Во втором вагоне сидели погранцы, но у них я спрашивать не стал. Их было 13 человек. Пройдя ещё пару вагонов, поспрашивав, и не получив ответа, я пошёл дальше. В пятом вагоне у самого входа в салон стоял какой-то мужик в ж.д. форме и с кем-то из пассажиров беседовал. Я никак не решался у него спросить и в конечно счёте прошёл мимо. Тут он резко ко мне повернулся и сказал: "Вы сначала билет покажите, а потом идите дальше!". Показываю билет. Спрашиваю, где начинается погранзона.
 
К: Зона начинается в Богутичах. А ты куда едешь? В Словечно? Зачем? В гости?
Я: Э-э... А погранцы меня не высадят?
К: Паспорт есть?
Я: Паспорт-то есть. Разрешения нет.
К: Так какие проблемы? Паспорт есть - едь себе спокойно.
 
Я разворачиваюсь и иду через весь состав обратно в голову мимо погранцов. Тем временем мы прибываем в Ельск и поезд почти пустеет. В вагон заходит опять тот же контролёр, у меня билеты уже не проверяет, почти со всеми здоровается за руку и садится играть в карты с мужиками. Да уж. А я уже выделился. Проезжаем последние остановочные пункты, где ещё можно покинуть поезд, но решение принято. Вот слева показывается карликовый входной по неправильному пути НД. Чувствую, как учащается сердцебиение. Мужики доигрывают в карты, я иду в тамбур, но не в тот, который у машинного отделения, а в противоположный. В этот момент один из мужиков говорит контролёру "Странно, а сегодня не проверяли". Тут я через стекло межвагонных дверей вижу движущихся в мою сторону пограничников. Если сейчас рвануть обратно - будет слишком заметно. Стою. За окном уже начинается платформа, заборчик. Стоит табличка "Зона таможенного контроля". Двери открываются. Я тут же выпрыгиваю на платформу. Дежурный уходит в здание. Чуть спереди стоят вагончики пограничников. Один стоит на платформе у кабины машиниста и говорит в рацию: "Дизель-поезд прибыл". Я думаю, что нужно отсюда куда-то деваться, но деваться с уверенным видом. Решаю купить билет и час до отправления "не светиться". Уверенным шагом иду в ту дверь, куда зашёл мужик-дежурный по станции, ведь на двери нет таблички "Посторонним вход воспрещён". И действительно, там зал ожидания. На стене висит пограничный стенд, дальше в зале стоят ячейки камеры хранения, за ними окошко кассы. На стене висит расписание поездов. Дизелей через границу действительно нет. Касса открыта, но никого нет. Слышу, как открывается дверь и заходит два человека: "...да,  билет у него до самого Словечно был...". Всё, думаю, доездился. Но всё обошлось - это мне показалось, что это про меня. Дальше разговор идёт про кого-то другого. В зал ожидания никто не заходит, заходит мужик-дежурный в кассу. Я тут же к нему и прошу билет до Калинкович.
 
М: 1200!
Я: Не вопрос!
Достаю 5200.
М: Сдачи нет. Приходи позже.
Вот блин!
Подходит мужик и покупает билет на какой-то ПДС. У него тоже не находится мелочи, чтобы разбить мою пятёрку.
Всё, думаю: "Нечего тут сидеть". Выхожу на улицу и быстренько налево, затем ещё налево. Выхожу на автодорогу, которая идёт параллельно путям и начинаю потихоньку (как позже оказалось, я на самом деле так втопил, что обогнал виднеющуюся далеко на горизонте бабульку) удаляться от станционного здания. У меня возникла мысль вернуться вдоль путей до о.п. Новая Рудня. По карте там чуть более 4-х километров, а у меня было около часа свободного времени - в самый раз. Тут дорога поворачивает направо и идёт через пути. Я же продолжаю путь по прямой вдоль насыпи. Выйдя из деревни почувствовал какое-то облегчение.
Тут на горизонте показался стремительно несущийся в мою сторону гомельский 2ТЭ10У с грузовым составом. От греха подальше я зашился в кусты, чтобы не привлекать внимание. Поезд проехал мимо и довольно-таки резво прошёл станцию Словечно без остановки. Я вылез из кустов Well и продолжил свой героический путь в обратном направлении.
Природа тут просто прекрасная. Кругом лес с болотом создают вместе с двухпутным перегоном некую техногенно-природную красоту. Солнце отражалось в накатанных рельсах. В общем, идиллия. Настроение сразу же поднялось на 90 градусов по шкале транспортира (© Хроники Лаборатории). Впереди показались два непонятных объекта, которые я сначала принял за габаритные ворота, но, посмотрев на карту и вспомнив путь сюда, быстренько понял, что это мост (а вернее, два моста) через реку Словечна.
Очередная игра в прятки, инициированная появлением на горизонте ТЭП70, шедшего в сторону Словечно. Этот монстр белорусской магистрали тянул за собой молдавский поезд Санкт-Петербург - Кишинёв, или, как сейчас принято писать "Кишинэу".
По мере продвижения к мостам стало видно саму платформу о.п. Новая Рудня и народ, стоящий на ней. Так как времени у меня было много, я спустился к реке и снял оттуда один из мостов. Приближаясь к платформе, я заметил нескольких крепких местных парней, которые явно офигели от моего появления из речки в ноябре месяце, да и не узнали меня к тому же (откуда им меня знать-то?). Но вид моих окровавленных кулаков (а такими они стали после активного лазанья по кустам) не толкал их на информационный обмен со мной.
Подкатил мой старый знакомый ДР1А-152. Я загрузился в вагон ДР1А-1528 прямо к пограничникам, но мне уже было всё равно. С чувством выполненного долга я распаковал сумку и принялся намазывать своей общажной вилкой брестский паштет из Гомеля на жлобинский хлеб. После такого богатого на события дня, поглощая сей продукт и рассматривая заоконные пейзажи из неспешно катящегося дизеля я испытал истинное блаженство. Из состояния блаженства меня вывел всё тот же контролёр. Он долго пытался понять, как же это я вышел в Словечно, а сел в Новой Рудне, но поняв, что понять это невозможно просто продал билетик мне до Калинкович и ушёл. В окне проплыла табличка "Внимание! Радиационное загрязнение..."
Затем на каком-то о.п. (мне уже было до глубтны души фиолетово, на каком именно) тётка в нашем вагоне заорала: "Сорвите стоп-кран! Там же люди бегут!". На что ей погранцы ответили, что пусть она его сама срывает, она же, в свою очередь, ответила, что "не умеет". Я категорически отказался совершать данный акт выбивания поезда из графика, мотивируя это тем, что угрозы жизни человека не было и срывать стоп-кран необходимости не было (как и учили проводника). Дальше мы с тёткой спорили на эту тему где-то минут 5, так что время я выиграл и никто уже стоп-кран срывать не собирался, ведь отъехали мы уже километра три. А если честно, то мне не хотелось выбивать поезд из графика: он и так прибывает в 16.43, а мой отправляется в 16.51. Хорошо хоть билетик из Калинковичей есть!
По мере продвижения дальше народу становится всё больше. После Пхова я делаю "финт ушами" и оказываюсь первым у дверей. Проезжаем Калинковичи Южные. Поезд опаздывает. Перспектива зависнуть в Калинковичах у знакомых ментов/вохровцев не прельщает.
Смотрю на часы: 16.49, въезжаем на станцию... 16:50:20 начинается платформа, 16:51:03 открываются двери - я выпрыгиваю и быстро бегу влево. Вижу хвост Гомельского дизеля и красный на выходном. Проношусь мимо того же, что и утром бдительного мента. Он предусмотрительно отходит в сторонку, чтобы его не смяло несущейся толпой. Масла в огонь подливает диктор фразами "Пассажиры, пожалуйста, ускорьте посадку!". Эх, видел бы меня сейчас мой физрук. Зачёт был бы без вопросов. Добегаю до последнего вагона и запрыгиваю в тамбур. А там таких запрыгнувших - полный вагон. Степень набитости превышает троллейбус. Я под всеобщие маты перебираюсь через вагон и заседаю в другом тамбуре того же вагона. Поехали. В тамбуре вместе со мной стоят ещё несколько человек. Некоторые выбираются из салона покурить, но я жестко пресекаю всякие попытки это сделать. И все уходят в другой тамбур. Неужели я такой страшный?
Вот мы подъезжаем к станции Голевицы. У меня тут же рождается гениальный план: пока дизель будет стоять и ждать 649-й Гомель-Гродно, успеть перебежать по платформе в первый состав (ведь дизель-то сдвоенный - третий раз его сегодня вижу). Всё просто. Но когда мы уже тормозили, я увидел стоящий и ждущий нас "сабвуфер" ТЭП60, который тянул Гродненский. Помнится, в таких случаях на работе я любил налить себе стаканчик чая и выйти на улицу - посмотреть на прибытие дизеля, ведь у гродненского нет не только посадки/высадки в Голевицах, но и остановки там в графике. Я высунул голову из дверей и увидел, что нам - зелёный. Облом. Никуда не бегу. Что ж, едем дальше. В Василевичах нам уже красный. Я вылетаю их поезда и несусь вдоль платформы через 12 вагонов в первый тамбур первого вагона (ДР1А-2823) первого поезда, удивляясь по дороге наличию снега в этих краях (а он был только в Гомеле). Мест и тут свободных нет, но нет и стоящих пассажиров в салоне. Я остаюсь в тамбуре, но контролирую обстановку в салоне. Прибывает встречный ДР1А-130 из Гомеля и мы отправляемся дальше. Поезд идёт с достаточно большой скоростью. Проезжаем Бабичи, Лиски, Демехи, Ребусу без остановки. Далее в салоне начинается массовое переселение, и перед Речицей я подсуетился и уселся-таки на освободившееся место. В Речице несколько человек выгрузилось, но зашло намного больше.
Мост через Днепр. Разъезд Сенозавод. Копань. Якимовка. Останавливаемся. Такое ощущение, что даже когда закрою глаза, по стуку колёс и наклону в кривых смогу определить, где мы едем. Всё-таки родное направление ушедшего лета.
После Якимовки навстречу нам проходит грузовой, потом ещё какой-то дизель.
В поезде начинаются серьёзные подвижки. Процентов 20 пассажиров выходит на ст. Центролит. Это уже Гомель. Я тоже постепенно перемещаюсь в тамбур. Проезжаем Гомель Чётный. Из служебного отделения вылазят менты. Долго спорят между собой на тему "во сколько мы прибываем: в 29 минут или в 31 минуту". А мы долго стоим на о.п. Никольский и прибываем в 35 минут. Наконец, все пути Гомельского отделения, где есть пассажирское движение, пройдены!
Я быстро выпрыгиваю из поезда и по подземному переходу выхожу в город. Гомель! Как же я тебя люблю!
Быстро отбиваюсь от таксистов и бабулек с семечками/рыбой и самой короткой пробираюсь в общагу. Своих соседей я уже не удивляю - они привыкли.
Удивляю я их только немедленным раздеванием и стиркой всей одежды, мойкой обуви и себя любимого. Радиоактивная пыль явно на пользу не пошла бы.
Самого же меня удивило то, что участок Калинковичи - Словечно оказался двухпутным на всём протяжении, кроме перегона Мозырь-Пхов, где находится мост через Припять.
 
Запускаю комп, доедаю свой путешественнический паштет, рассматриваю спасённые снимки и, довольный собой, ложусь спать, чтобы приблизиться к новым путешествиям, впечатлениям и открытиям!
 
Фотографии из этой поездки на "Паровозе ИС"
Станция Холодники
Станция Юшки
Сдвоенный дизель-поезд ДР1А-282 и ДР1А-???
Учебный вагон ПТО Калинковичи
Парк приёма ст. Калинковичи
Тепловоз 2М62-0070
Тепловоз 2ТЭ10У-0141
Административное здание, ст. Калинковичи
Станция Пхов
Мост через реку Словечна на перегоне Словечно - Ельск

Автор

Все отчёты

Фотографии из этой поездки

Пока нет комментариев
Логин:Пароль:
В тексте комментария Вы можете использовать bbCode.