На сети успешно действует программа страхования от профнепригодности работников локомотивных бригад.

Дата публикации:

Цена «драгоценного»
На сети успешно действует программа страхования от профнепригодности работников локомотивных бригад
«Только объединившись, мы сумеем преодолеть все наши трудности», – гласит надпись на стендах в фойе офиса Дорпрофжела в управлении МЖД на Краснопрудной улице. Под этим девизом железнодорожный профсоюз идёт по жизни, выполняя свою главную миссию – представительство и защита прав работников в трудовых отношениях, их социально-экономических интересов. Этой же цели служит его детище – система страхования, в основе которого тоже принцип коллективной взаимопомощи.
Машинист, с точки зрения профессионального долголетия, – самая уязвимая профессия на железной дороге. В расцвете сил машинисты зачастую получают неутешительный и бескомпромиссный вердикт врачей – «профессионально не пригоден».
Считается, что слабые духом и здоровьем в эту профессию – где человек управляет большой и мощной машиной – не приходят. Однако жизнь не стоит на месте, годы берут своё. И работа накладывает отпечаток. В любой профессии, даже самой «безобидной», есть свои профессиональные «болячки». У машинистов с их ответственностью за безаварийное движение поездов, постоянным нервным напряжением, магнитными полями и токами – тем более. Здоровье вообще вещь хрупкая. Все, как говорится, под Богом ходим.
И в любой профессии «болячки» мешают. Но всё же, как правило, они не становятся главным препятствием и даже позволяют добиваться успеха. Железная дорога не может себе позволить таких вольностей. В этой сфере в структуре причин аварий человеческий фактор составляет 60–70%. И немалая доля в нём – плохое самочувствие работника. Машинист – он, как минёр, не имеет права на ошибку. Поэтому медицина стоит на страже. Взять, к примеру, приказ №796 Минздравсоцразвития РФ от 19 декабря 2005 года «Об утверждении перечня медицинских противопоказаний к работам, непосредственно связанным с движением поездов и маневровой работой». В этом перечне главная угроза для безопасности – сердечно-сосудистые заболевания.
– В 2014 году на МЖД признаны непригодными для работы, связанной с движением поездов, 279 человек, – рассказывает заместитель начальника региональной дирекции медицинского обеспечения Раиса Истомина. – Из них 98 – машинисты и помощники. Больше половины из которых – по заболеваниям системы кровообращения, то есть сердца.
Для машинистов – представителей профессии редкой и весьма специфической, да и вообще для любого человека труда потерять работу – это трагедия. Особенно сегодня. Если раньше списанный машинист мог устроиться слесарем, то теперь, после разделения депо на эксплуатационное и ремонтное, это сделать сложнее.
– Риск остаться вне профессии давно тревожил машинистов, – рассказывает советник председателя Дорпрофжела на МЖД Григорий Крутоног. – Локомотивные бригады неоднократно просили руководителей и профсоюзные комитеты найти возможность защитить их в такой ситуации. Обращались и ко мне. Самое памятное обращение было в 2011 году, когда я участвовал в собрании локомотивных бригад депо Узловая. Ко мне подошёл машинист первого класса Тимохин и сказал: «Нас довольно интенсивно списывают по здоровью, мы просим нам как-то помочь».
И Дорпрофжел во главе с его руководителем Николаем Синицыным разработал программу страхования. Из четырёх возможных страховых компаний выбрали близкую железнодорожникам «Жасо-Лайф» – дочернее предприятие «Жасо», которая на рынке железных дорог с 1991 года. Обсудили концепцию на совещании председателей первичных организаций профсоюза локомотивных депо. И реализовали проект.
Вступивший в эту программу в случае списания получает материальную компенсацию – от 300 тыс. руб. и выше, в зависимости от суммы взносов. А если страховой случай не наступит вплоть до выхода на пенсию, премия за здоровый образ жизни – 50–100% выплаченных денег.
Не забудем про самый сложный и тонкий момент этого разговора – конфликт интересов. Под многозначным «интенсивно списывают» машинист Тимохин имел в виду и то, что медкомиссия якобы признаёт негодными чуть ли не «практически здоровых». Требования в этом приказе – слишком жёсткие, врачи перестраховываются и находят болезнь там, где её нет, возмущаются работники локомотивных бригад. «Медики, наверное, в космос нас хотят запускать, под микроскопом рассматривают», – сетует машинист по имени Михаил. И для компании это существенные потери. «Забраковываются» опытные специалисты с высокой квалификацией, на подготовку которых, кстати, тратятся немалые средства.
– Есть такие состояния, на первый взгляд, безобидные – нарушение ритма и скачок давления, но остро и внезапно возникающие, которые могут привести к тому, что человек в процессе движения окажется не способен руководить своими действиями. Вот те машинисты и помощники, которые признаны профнепригодными в прошлом году по заболеваниям системы кровообращения – с теми или иными нарушениями ритма, – объясняет Раиса Истомина. – Машинисты – мужчины старше 40 – по этим двум критериям заведомо попадают под два фактора риска. Мы их называем некоррегируемые. Плюс – курение, малоподвижный образ жизни, избыточный вес.
Медики стоят на страже безопасности. Могут увидеть, например, предынфарктное состояние, которого человек порой и не чувствует. Машинисты смотрят со своей колокольни – держатся за работу. Компания думает обо всём сразу. Кто прав? У каждого своя правда. Этот конфликт можно смягчить, сгладить, но даже если он в дремлющем состоянии, в любой момент может себя проявить.
Поэтому неоднократно поднимался вопрос о сокращении и смягчении противопоказаний при допуске к работе лиц, связанных с движением поездов. Департамент здравоохранения ОАО «РЖД» в итоге разработал рекомендации по изменению критериев допуска в сторону смягчения. Они рассматривались на медсовете – в декабре прошлого года в Санкт-Петербурге. Но будут ли они приняты за букву закона?.. Ведь речь идёт о здоровье машинистов, но главное – о жизни тысяч людей.
Не исключено, что этот конфликт интересов так и останется. И надо просто принять ситуацию такой, какая она есть. Что называется, смириться. Тем более, что способ его смягчить найден. Эта программа страхования – настоящее ноу-хау: ни одна страховка не предусматривает возврат средств по окончании действия договора.
На МЖД уже застраховались более 2200 человек. А всего по сети – 3500. В одном только депо имени Ильича таких 156 человек. «Когда у нас прошла первая выплата, машинисты начали активно интересоваться программой», – рассказывает профорг предприятия Ирина Монахова. Машинист депо с 36-летним стажем Вячеслав Палочкин после того, как у него возникли проблемы с сердцем, получил страховку 300 тыс. руб. Всего по дороге выплаты произведены 28 работникам, в двух случаях – по одному млн руб.
Когда мы говорим: «наше драгоценное», мы иронизируем. И только когда доходит до плохого, понимаем, что оно бесценно. В советское время, когда наш человек справедливо считал, что государство о нём позаботится, если что, система страхования была невнятной. Сегодня, как и в любой стране мира, страховка у нас – в полном смысле этого слова. Она – один из регуляторов экономики, от которого зависит самоотдача работника и качество его труда.
И для этого конфликта интересов страховой полис – один из немногих инструментов, который может свести к минимуму потери. Конечно, он не окупит ту цену, которую платит машинист, – здоровье. Но он даст ему чувство защищённости, а может и… душу согреет.
 

Светлана Новаковская
 
http://www.gudok.ru/zdr/175/?ID=1267712&archive=35856

Опубликовал Egor _Железнодорожник ФРГ

Пока нет комментариев
Логин:Пароль:
В тексте комментария Вы можете использовать bbCode.