Железнодорожный фитнес, или Тяжести «подвагонной» жизни.

Дата публикации:

Алёна Плотникова
 
С приходом зимы участились жалобы в редакцию «Магістралі» на качество спецодежды для железнодорожников. Поэтому мы решили на собственном опыте испытать удобство комплекта «Гудок», поработав целый день на одной из наиболее трудоемких должностей — осмотрщика вагонов в эксплуатационном вагонном депо Знаменка.
 
Знаменка встретила нас угрюмо, пасмурно и туманно. Несмотря на то, что температура воздуха не опускалась ниже 5 °C всю ночь, было зябко и промозгло. Моросил мелкий холодный дождь.
 
К счастью, Знаменка не очень большой городок, поэтому до депо мы добрались довольно быстро — как раз к началу утренней смены. Но одна только мысль о том, что нужно проработать 12 ч на улице при такой погоде приводила меня в уныние...
 
Опоздание на 20 мин
 
Но, как оказалось, времени на размышления совсем не было. Ровно в 7.40 вся утренняя смена — пять бригад по два человека в каждой — уже собрались на инструктаж мастера смены.
 
— Такие инструктажи проводятся перед каждым выходом смены в парк — в 7.40 и 19.40, — говорит главный осмотрщик вагонов Виктор Милашевич. – Каждый раз железнодорожникам напоминают, что переходить пути можно только в том месте, где расстояние между вагонами составляет не меньше 10 м. Кроме того, во время работы при приближении поезда по соседнему пути необходимо оставить все дела и подождать остановки состава в безопасном месте.
 
Безусловно, для опытных осмотрщиков эти правила — как азбука: они заучены назубок. А для таких новичков, как я, — первая необходимость.
 
Хотя до начала смены — 8.00 — оставалось только десять минут, осмотрщики все еще оставались в своем «штатском». Поэтому и я спокойно слушала инструктаж, предполагая успеть переодеться, как и все. Но как только мастер закончил свой «монолог», железнодорожников будто ветром сдуло. Оказалось, что их спецкостюмы давно приготовлены у личного шкафчика каждого. Так что ровно в 8.00 все уже были на местах. Правда, меня удивило, что некоторые детали спецодежды заменены на вещи из дому — брюки и даже куртки. По пути в кладовую, где меня ждала моя форма, я спросила об этом у и. о. начальника ПТО Знаменка Александра Акимова. И ответ сначала не вызвал у меня подозрений: «Каждый работник забирает свой спецкостюм на стирку домой: вещи просто не успевают сохнуть».
 
Тем временем мы дошли до кладовой. На мою просьбу предоставить мне костюм «Гудок» кладовщица неодобрительно покачала головой. И только после личного распоряжения начальника депо по телефону железнодорожница выдала его.
 
И хотя деповчане уверяли меня, что форма моего размера у них есть, но чтобы комфортно почувствовать себя в брюках, мне не хватило где-то 20 кг! Со всем остальным дело пошло лучше: на свитер, чтобы не замерзнуть, я надела легкую синюю курточку, затем — бушлат с меховым воротником. И только потом — ярко-оранжевый сигнальный жилет.
 
В отличие от брюк размер обуви пришелся как раз впору. Правда, ботинки, больше похожие на берцы, показались мне холодными, так что пришлось поддевать теплые носки, привезенные из дому.
 
Таким образом, на переодевание у меня ушло около 15 мин. Так что при первом же выходе на работу я опаздывала почти на четверть часа.
 
Но не успела я ступить два шага, как поняла, что потеряю брюки еще до выхода из здания. Начальник ПТО Александр Акимов уверял меня в том, что в кладовой обязательно найдется мой размер. Но проверять его слова уже не было времени. Поэтому один из железнодорожников любезно одолжил мне ремень.
 
Уже возле двери при выходе из здания я остановилась перед зеркалом. Узнать себя было трудно: в размерах я выросла в разы! И несмотря на свободный крой одежды все жало и давило, меховой воротник из грубого ворса щекотал кожу, а сумка осмотрщика оттягивала плечо. И это хорошо еще, что женщинам не приходится носить мужской вариант сумки — на 5—7 кг тяжелее...
 
В общем, трудно было представить, как можно в таком виде проработать 12 ч кряду без передышки. Но, как говорится, не проверишь — не докажешь. И я вместе со старшим осмотрщиком Виктором Милашевичем отправилась в парк.
 
Знаменка — большой железнодорожный узел. Только через сортировку тут проходит около 3 тыс. вагонов в сутки. Так что движение — сумасшедшее.
 
Мы остановились, чтобы пропустить поезд. Оказалось, мы не просто пережидаем, а уже начали работу.
 
— Осмотрщик встречает поезда, чтобы сразу наметить фронт работ, — сказал Виктор Милашевич. — Ведь поломки не всегда можно выявить в стоячем состоянии вагона: нужно посмотреть его в движении.
 
Пропустив поезд, внимательно оглядываясь по сторонам, переступая через скользкие от дождя пути, мы пошли вслед за ним.
 
Когда добрались до нужного места, дождь усилился. И в щебне, что лежал под ногами, появилась вода. На лицо постоянно попадали капли, а ноги начали зябнуть. Я уже устала, а мы еще не дошли и до первого вагона.
 
— На каждый поезд выходят две бригады — так называемые головная и хвостовая, — говорит сменный мастер, и.о. начальника ПТО Знаменка Александр Акимов. — В середине они сходятся и передают по рации данные о найденных поломках. В среднем мы находим две—три поломки на состав в 55 вагонов.
 
«Босиком» по щебенке
 
Осмотр состава железнодорожники начали с замеров автосцепки с помощью больших, величиной с руку, железных линеек — шаблонов. Ведь если в этой части вагона в пути возникнут неисправности, то он просто-напросто отцепится по дороге.
 
— В каждом вагоне нет ничего такого, на что не надо обращать внимания, — сказали осмотрщики.
 
al2.JPGТаким образом, перешли к ощупыванию и отстукиванию колесной пары. Дали постучать и мне. От легкого удара маленьким молотком с длинной рукояткой послышался глухой звон — это означает, что колесная пара исправна. Если в результате удара слышится эхо — значит нарушено торцевое крепление. Кроме того, колесную пару еще нужно ощупать — температура одной буксы не должна быть теплее другой.
 
В очередной раз под вагоном я обратила внимание на белую полосу вверху колесной пары. Оказалось, так деповчане помогают своим коллегам: они помечают места, где могут быть трещины в литых деталях.
 
— В основном мы находим много эксплуатационных неисправностей, — говорит Александр Акимов. — Это износ тормозных колодок, разрегулировка рычажных передач и прочее...
 
Так, чтобы полностью осмотреть вагон, мне вместе с осмотрщиками пришлось нагнуться до десяти раз. И это еще днем, когда не нужно пользоваться фонариком и всматриваться в ползущие в темноте тени. Казалось, это длилось вечность, а на деле вышло не более двух минут.
 
В каждом составе в среднем 55 вагонов. Каждый осмотрщик проходит за смену 5—6 полных состава. То есть ему приходится нагибаться 2 тыс. 750 раз за 12 ч! С такой нагрузкой не сравнится никакой фитнес! К тому же и «качаться» в зал ходить не нужно — ведь вместо гирь и штанг железнодорожники таскают за собой тяжеленную сумку с шаблонами, ключами и прочим.
 
Безусловно, с таким «грузом», как и я, осмотрщики продвигались медленнее обычного, и к полудню мы прошли только около 60 вагонов. Но и это, поверьте, для новичка — рекорд. Даже несмотря на то, что ботинки оказались удобнее, чем я ожидала, через подошву все равно ощущался каждый щебневый камень. Под куртку задувал ветер. Хотя после постоянных приседаний, нагибаний и переходов холода я уже не чувствовала. Можно подумать, что женщине просто не по силам мужская работа. Но нет — осмотрщицы выполняют точно такой же объем работ и наклоняются столько же, сколько и мужчины. Разница состоит лишь в том, что женщины только осматривают вагоны и когда находят неполадку — вызывают слесаря. А осмотрщики ремонтируют поломки сами.
 
Снежинки в комнате
 
Наконец настало время обеда. Впрочем, ошиблась: просто выдалась свободная минутка для того, чтобы перекусить, — пропускали пассажирский поезд. Ведь осмотрщик на протяжении всей смены не имеет права покидать парк. На перекус вернулись обратно в депо, пропуская по дороге вагоны, едущие с сортировки, и смотря под ноги на мокрые рельсы. Виктор с Александром угостили меня принесенными из дому бутербродами и напоили чаем из термоса. Для таких перекусов у осмотрщиков специально обустроена небольшая подсобка.
 
Немного набравшись сил, я заметила, что комната и коридор депо украшены новогодними гирляндами, а на окнах замерли вырезанные из бумаги снежинки. Меня поразило, что, не глядя на очень тяжелую работу: дни и ночи — на дожде и холоде, у железнодорожников еще остается желание и время празднично украсить свою подсобку к Новому году... Мне же хотелось лишь одного — принять горячий душ и завалиться спать!
 
Честно говоря, до конца дня я так и не доработала — для первого раза, чтобы на полную ощутить «прелести» подвагонной жизни, мне хватило и восьми часов. Что касается спецодежды, то, безусловно, она защищает от холода, хотя верхняя часть тела, как мне показалось, намного защищеннее, чем нижняя. Наверное, поэтому у многих деповчан некоторые части спецодежды заменены на принесенные из дому вещи. В этом уже не возникало сомнения, так как и в парке во время работы я не раз видела железнодорожников, одетых во что-то свое. Правда, Александр Акимов уверял меня, что это не больше как совпадения. Но в такие оправдания почему-то верится с трудом.
 
Что же касается обуви, то мои «берцы» были еще на ходу, а вот обувь некоторых других железнодорожников, хотя их и меньшинство, оставляет желать лучшего: еще немного — и по щебенке уже не побегаешь...
 
http://www.magistral-uz.com.ua/articles/zheleznodorozhnyj-fitnes-ili-tjazhesti-podvagonnoj-zhizni.html

Опубликовал Egor _Железнодорожник ФРГ

Пока нет комментариев
Логин:Пароль:
В тексте комментария Вы можете использовать bbCode.