Как пережили метеорит челябинские железнодорожники.

Дата публикации:

Ничего так не бодрит, как с утра метеорит!
 
Ничего так не бодрит, как с утра метеорит! 15 февраля 2013 года Челябинск не забудет никогда. В 9.22 утра по местному времени мегаполис буквально залил яркий свет. Вспышка длилась восемь секунд. Удивлённые горожане увидели на небе объект, который перемещался с невероятной скоростью, оставляя за собой клубы дыма. Спустя ровно две минуты и 25 секунд на город обрушилась взрывная волна необычайной силы. В некоторых строениях образовались трещины, обрушилось складское помещение Челябинского цинкового завода. Во многих зданиях стихия выбила стёкла. Ранено более тысячи человек. К счастью, повреждения на Южно-Уральской железной дороге оказались не такими существенными. Движение поездов не прерывалось, здания не обрушились, людей пострадало относительно немного. Два работника получили травмы лёгкой степени тяжести. «Призыв» выяснил, как железнодорожники пережили первые часы после ЧП и как устраняли последствия.
 
После чрезвычайного происшествия главный инженер Южно-Уральской железной дороги Анатолий Храмцов собрал у себя оперативное совещание, где по горячим следам выясняли ущерб, нанесённый стихийным бедствием. Главным образом речь шла о восстановлении теплового контура в помещениях и цехах ЮУЖД.
По результатам первых опросов руководителей регионов выяснилось, что Петропавловское отделение, а также Курганский, Оренбургский, Орский регионы не пострадали.
На многих станциях видели падение метеорита, но взрывная волна до них не дошла, поэтому никаких повреждений нет.
В самой сложной ситуации оказались объекты Челябинского региона. Серьёзные повреждения выявили на станции Дубровка: только в здании ПЧ взрывной волной разбило 17 окон. Взрывной волной задело цеховые помещения локомотивного депо станции Троицк. На станции Челябинск-Грузовой пострадали ангары. Повреждения были выявлены на станциях Еманжелинск и Красносёлка. В Чурилово выбило стёкла в котельной. Но это лишь небольшая часть. Как выяснилось впоследствии, всего было повреждено 123 здания по дирекциям и службам. В основном выбиты стёкла и оконные проёмы на площади в девять тысяч квадратных метров.
Прежде всего силы кинули на восстановление теплового режима в садиках, школах и в медицинских учреждениях ЮУЖД. Также стало известно о том, что взрывной волной выбило несколько окон в доме отдыха локомотивных бригад. Однако всё уст­ранили своими силами и отдых локомотивных бригад был обеспечен.
Чтобы закрыть тепловые контуры, было принято решение вести восстановительные работы и ночью.
– В целом железнодорожники дей­ствовали очень слаженно, устраняя последствия метеоритной атаки, –  подчеркнул начальник дороги Виктор Попов, – большое спасибо всем тем, кто организовывал работы. Но плохо то, что никто не знал, что именно нужно делать. Не работало никакое оповещение. В теории мы все знаем, а в нестандартной ситуации растерялись.
Олег Плинер, заместитель начальника Службы охраны труда и промышленной безопасности ЮУЖД:
– С точки зрения охраны труда, природное явление не нанесло здоровью работников железной дороги существенного вреда. Сразу отмечу, что мы отслеживали только случаи обращения в железнодорожные объекты сферы здравоохранения. Как нам удалось выяснить, в рабочее время пострадало пять человек. В основном у них только царапины. К тому же люди очень испугались. Наиболее сильно пострадали два человека. Токарь Южно-Уральской дирекции по ремонту путевых машин в момент прихода ударной волны работал на станке, установленном рядом с большими оконными витражами. Стекло вылетело, разбилось о станок, а осколки повредили железнодорожнику руку. Предварительный диагноз: резаная рана левого предплечья с частичным повреждением сухожилия. Мастер цеха оказал пострадавшему первую медицинскую помощь. После этого пострадавшего доставили в НУЗ ДКБ на станции Челябинск.
Примерно те же травмы получил столяр вагонного ремонтного депо Челябинск ОАО «ВРК-2». Ему также оказали первую медицинскую помощь, а затем доставили в Дорожную клиническую больницу №2. Здесь железнодорожнику наложили швы.
Обе травмы квалифицированы как лёгкая степень тяжести. Никаких нарушений в сфере охраны труда мы не зафиксировали, попыток сокрытия несчастных случаев не было.
Есть данные, что всего в Челябинской области пострадало не менее тысячи человек. Думаю, что большин­ство травм люди получили от своего любопытства, подбежав к окнам по­смотреть. Но в школах и армии ведь специально учат: в случае катастрофы ни в коем случае не приближайтесь к окнам.
Леонид Дубачинский, начальник Дирекции медицинского обеспечения на ЮУЖД:
– Два года назад в поликлинике установили систему пожарной сигнализации со звуковым сопровождением. Во время чрезвычайной ситуации она сработала. За 13–15 минут мы провели эвакуацию больных и персонала.
К субботе мы восстановили все разбитые окна в больнице и стационаре. Нам помогла дорога и главный материальный склад. Над устранением последствий чрезвычайной ситуации трудились порядка 20-ти человек нашего хозяйственного персонала. Также восстановительные работы помогали вести четыре человека, направленных к нам из Троицка. Ликвидировали последствия в круглосуточном режиме.
В стационаре все экстренные операции прошли в обычном режиме, реанимация также работала без сбоев. Никакое дорогостоящее оборудование не пострадало.
Всего с травмами к нам обратились 34 человека. Из них 11 железнодорожников. Кроме того, пострадало три человека из персонала и три пациента больницы.
Вячеслав Филимонов, начальник Челябинской дирекции материально-технического обеспечения:
– Бедствие произошло в половине десятого утра по местному времени. В районе 10 часов удалось выяснить, что есть серьёзные проблемы с остеклением в железнодорожных детских садах и медицинских учреждениях. Однако об объёмах повреждений никто точно сказать не мог. К тому же пропала сотовая связь.
Первым делом я отправился на Челябинский главный материальный склад, чтобы определиться, сколько стекла имеется в наличии. В кладовых его оказалось около двух тысяч квадратных метров.
По решению главного инженера дороги Анатолия Храмцова и заместителя начальника дороги по кадрам и социальным вопросам Сергея Жарова, первую машину, загруженную 350 кв. метрами стекла, отправили в детские сады. На месте водителя уже ждала бригада Челябинской дистанции службы гражданских сооружений. Около трёх часов дня работы по восстановлению тепловых контуров во всех детских садах начались и завершились поздно вечером.
Следующий автомобиль поехал уже в медицинские учреждения. Здесь потребовалось уже около 650 кв. метров стекла. Работники НГЧ также помогли с выгрузкой.
Только после этого мы начали формировать заявки по железнодорожным предприятиям. Первым делом стекло выдали дистанции гражданских сооружений и локомотивному комплексу. Но его запасы подходили к концу. На помощь пришла железнодорожная взаимовыручка. Своё стекло предложила Свердловская железная дорога. В первую ночь после падения метеорита наша машина уехала в Екатеринбург. Водитель привёз 850 кв. метров стекла. В субботу в обед мы отправили длинномер, который доставил нам уже 1750 кв. метров. Кроме того, в субботу утром в нашу сторону выехали автомобили из Оренбурга и Златоуста. Таким образом, к понедельнику на складах, помимо наших запасов, удалось собрать 3700 кв. метров.
Вместе с тем общая потребность в стекле составляла девять тысяч квадратных метров. Но только шесть тысяч из них приходилось на обычное стекло, которое можно было самостоятельно вставить в рамы. Остальная доля пришлась на стеклопакеты.
Надо понимать, что само по себе стекло – это полуфабрикат. Его надо правильно вырезать и вставить в раму. Это требует немалых временных затрат, да и специалистов, умеющих обращаться с этим материалом, не так уж много. Закрыть тепловые контуры всех объектов в ночь с пятницы на субботу мы не успевали, не хватало материалов. Некоторые предприятия выходили из этой непростой ситуации самостоятельно. Но многим требовалась помощь. Запасы полиэтиленовой плёнки в городе таяли с каждой минутой. И тут я хотел бы выразить благодарность путейцам, которые предложили необычную идею – закрывать окна геотекстилем, который используется в путевых работах. На складах ПМС-42 его оказалось запасено в достаточных количествах. Материал, в отличие от плёнки, непрозрачный. Ну, не до комфорта было в тот момент. Главная задача – не разморозить батареи и не застудить железнодорожников.
В субботу начали выдавать лес локомотивному комплексу и стекло Дирекции по эксплуатации и ремонту путевых машин. Последняя пострадала сильнее всех. Только представьте, из девяти тысяч кв. метров битого стекла на неё пришлась тысяча. Причём 300 кв. метров – это обычное стекло, а остальное – стеклопакеты.
Хотел бы отдельно поблагодарить коллектив. Паники не было. Все работали чётко и слаженно. Никто не покинул рабочего места, не кинулся домой. Все работали на пределе. Особая благодарность водителям, которые доставляли материалы. Дело в том, что стекло зимой вообще нельзя перевозить – низкие температуры делают его очень хрупким. Водителям удалось довезти груз без «боя».
В настоящий момент могу с уверенностью сказать, что всю аварийную потребность в стекле в Челябинске мы полностью закрыли.
Сергей Косенко, начальник службы гражданских сооружений:
– После происшествия наши бригады, всего около 50-ти человек, приступили к работе на объектах ЮУЖД. Необходимо было, насколько возможно, оперативно восстановить тепловые контуры зданий. Далее наши специалисты начали осуществлять проверку конструктивных элементов несущих частей зданий визуально и с помощью приборов. В целом осмотрели около 300 зданий, плюс сооружения на линейных станциях. По нашему хозяйству пострадало 86 сооружений. 80 из них уже полностью застеклены. Мы заключили соглашение по смене стеклопакетов, их полная замена произойдёт в течение двух недель. Над ­устранением последствий работали все выходные. Также мы помогли в устранении по­следствий Дирекции по эксплуатации и ремонту путевых машин и ПЧ-11.
Юрий Пауесов, начальник Южно-Уральской региональной дирекции железнодорожных вокзалов:
– Уже после этого ЧП мы со специалистами дирекции провели некоторый анализ и попытались выяснить, как в нестандартной ситуации вели себя пассажиры, сотрудники полиции и ЧОП, работники вокзала, арендаторы и так далее. В этом нам помогла система видеонаблюдения, установленная в здании вокзала. Сначала камера показывает, что всё спокойно, ходят пассажиры, обычный ритм жизни. И тут яркая вспышка, которая длится ровно восемь секунд. Она настолько сильная, что водители такси прикрывают голову капюшонами. Охранники  вокзала выбегают посмотреть, что происходит. Это уже само по себе нарушение – в нестандартной ситуации надо действовать совсем по-другому, а не вести себя, как простой обыватель.
Ударная волна приходит через две минуты 25 секунд после начала свечения. Дверь, попадающую в поле зрения камеры, буквально сносит, она раскачивается лишь на верхних крепежах. Стекло трескается. Хорошо хоть не вылетает и не ранит пассажиров. Ударная волна длится чуть больше минуты. Только представьте, какая была сила! Амплитуда раскачивания двери порядка 80 сантиметров.
Паники не было, но ощущалась сильная тревога. Мы действовали по инструкции. Работники вокзала грамотно организовали эвакуацию людей. Стрессовая ситуация мобилизовала людей, которые спешно покинули здание. Спустя примерно 50 минут специалисты окончили осмотр и позволили гражданам вернуться внутрь. Сработали оперативно, это неудивительно, если учесть, что Челябинский вокзал замучили телефонные террористы. Каждый работник знает, что и как он должен делать.
Как выяснилось, повреждения оказались не слишком серьёзными. В шести помещениях сместилось потолочное покрытие.  Разбилось несколько окон. На западной полусфере немного повреждено покрытие кровли. Кое-где перегорели лампы и заклинило двери. Пострадало оборудование у некоторых арендаторов. Шахты лифтов и эскалаторы не повреждены. То же самое касалось всех основных систем жизнедеятельности здания.
Благодаря конструктивной особенности здания и его форме мы отделались сравнительно небольшими повреждениями. Кроме того, большие витражи не имеют сильной жёсткости, поэтому они как бы самортизировали удар. Представьте, что было бы, если бы эти огромные цветные композиции обвалились. Жертв вряд ли удалось бы избежать.
Практически сразу мы обзвонили все оставшиеся вокзалы. Больше каких-либо разрушений нигде не было. Вместе с тем вспышку наблюдали в Миассе и Златоусте. Утро было туманное, поэтому Златоуст буквально залило золотым свечением.
До 1 марта мы планируем организовать полное обследование здания, которое проведут специалисты Челябжелдорпроект.
ЧП осталось в прошлом, эмоции утихли. Пора делать выводы. Очень долго никто не мог понять, что происходит. Если существуют гражданские системы безопасности,  определяющие уровень радиации и химический состав окружающей среды, их стоит разместить на вокзалах и других социальных объектах. Так мы сможем информировать людей, рассказать им, что происходит, и тем самым сохранить человеческие жизни.
Светлана Черякова, заведующая детским садом №157:
– После резкого взрыва в четырёх группах повыбивало оконные рамы. Что творилось! Повсюду пыль, по полу разбросано стекло, кричат испуганные детишки. Воспитатели не растерялись, начали быстро одевать своих подопечных. Им помогали все работники детского сада. Ребятишек вывели на улицу. Каждые полгода мы проводим учения по эвакуации, но впервые наработанные навыки нам пригодились в реальной ситуации.
Три ребёночка получили травмы. Телефоны первое время не работали, поэтому «скорую» вызвать не могли. Первую помощь детям оказали медицинские работники. Родители приехали быстро и до 11 часов утра разобрали малышню. «Скорая» появилась только через полтора часа, когда в её помощи уже никто не нуждался.
Первым в детский сад подъехал и.о. начальника службы управления персоналом ЮУЖД Олег Анфалов. Чуть позже  – заместитель начальника ЮУЖД по кадрам и социальным вопросам Сергей Жаров. Я бы хотела от всего сердца поблагодарить этих руководителей, которые контролировали восстановительные работы в нашем учреждении от начала и до конца. Практически сразу нам привезли полиэтиленовую плёнку, которой затянули окна детского сада. Примерно к трём часам дня доставили стекло. Также я бы хотела поблагодарить все железнодорожные организации, которые помогали нам в этот трудный момент, включая наших шефов – Челябинскую дистанцию пути.
Дети непросто пережили это происшествие. С несколькими из них до сих пор работают наши психологи. Некоторые из них боятся выходить на улицу. Но, думаю, нам удастся преодолеть этот стресс.
Виталий Гордеев, заместитель начальника отдела экономики и финансов службы электрификации и электроснабжения:
– Всего у нас пострадало 19 объектов. Это наибольшее количество объектов на полигоне ЮУЖД. Тем не менее это не значит, что последствия у нас были самыми тяжёлыми. В основном оказались повреждены административные здания, то есть помещения сетевых и районных подстанций. Общая сумма предварительных затрат – порядка 80 тысяч рублей. Никаких перебоев в движении поездов допущено не было.
Александр Кичигин, Екатерина Шлыгина
 
Свидетельства очевидцев
Александр Пильщиков, электромеханик ремонтно-ревизионного участка ЭЧС-Шадринск:
– Картину пролёта метеорита наблюдал на вокзале станции Шадринск. В 9.20 местного я прибыл сюда скоростной электричкой. Вышел из вагона и направляюсь влево, в хвост поезда. И тут же боковым зрением вижу: поднимается солнце. Но почему-то не с востока, а севернее. И так быстро! Это «солнце» мчится в небе, и я уже ощущаю его тепло! Огромный огненный шар оставляет за собой след и мгновенно пролетает по направлению к железнодорожному санаторию. От него разлетаются тёмно-серые фрагменты, которые мчатся вслед за шаром. Кричу своему товарищу: «Коля, смотри!». Вижу, как пассажиры запрокинули в небо головы. Ещё подумал: шар падает, сейчас услышу взрывы. Но грохота не было, и только минут через десять вдалеке прозвучали взрывы. Почему-то с тревогой подумал о соседнем Челябинске и решил позвонить. Но ни один из моих друзей так и не ответил…
Вячеслав Аванесов, собственный корреспондент газеты «Призыв»:
– Поздно вечером, в ночь перед метеоритом, вместе с женой наблюдал в небе необычные ярко-фиолетовые огоньки-спутники. Казалось, они летели низко, то замедляя, а то ускоряя движение. Летали долго, вызывая во мне неподдельный интерес. Я успел сбегать за фотоаппаратом, зашёл за дом и устремил взор в ночное небо. Ярко сверкали звёздочки, покачивался месяц, а под ним я вновь увидел тот самый летящий в полной тишине фиолетовый огонёк. Я вскинул фотоаппарат и попытался  его запечатлеть. Увы, снимок не получился.
На следующий день, когда «чебаркульский пришелец» наделал много шума, я, в ожидании пролёта в космосе основного болида, дежурил у окна. И в тёмном небе, среди мириадов звёздочек, вновь увидел два мерцающих огонька. Они летели друг над другом медленно, словно давая возможность всем любопытствующим заметить их.
На утро я рассказал об увиденном начальнику отдела инфраструктуры Александру Примаку. Тот с балкона своей квартиры также наблюдал эту картину. Позвонил в местное управление МЧС и рассказал об огоньках. Получив отрицательный ответ, я понял: там работают серьёзные  люди, и какие-то непонятные объекты в небе их совершенно не интересуют.
Елена Перевышина, председатель профкома ДЦС ДУД (Оренбургский регион):
– Утром 15 февраля я ехала из Оренбурга в Орск на «Газели» и вместе с другими пассажирами видела, как вдалеке на землю с неба что-то упало. Сначала водитель «Газели» заметил горящий падающий объект, остановил машину и сказал, чтобы мы смотрели туда. Все прильнули к окнам, но объект уже не горел, а с места его падения поднялся большой столб белого дыма.
Мы находились в районе 115-го километра автодороги Оренбург – Орск, а странный объект видели в той стороне, где находится посёлок Саракташ. Подумали, что это упал самолёт. В первую очередь я стала звонить в спасательную службу. Потому что, чем быстрее придёт помощь, тем больше будет шансов выжить у по­страдавших людей. Со службы «911» мне потом дважды звонили, уточняли обстоятельства.
Только приехав в Орск, мы узнали об упавшем в Челябинске метеорите. Как-то не верится, что мы видели именно его, ведь до Челябинска целых 800 километров. Наши знакомые орчане в тот день ничего подобного не наблюдали.
Александр Дронов, житель Челябинска:
– В тот момент я только собирался выйти из дома и поехать на работу. Внезапно квартиру осветила яркая вспышка. Сначала подумал, что перенапряжение в электросетях, поэтому и лампочка светится ярко. Уже после понял, что свечение идёт с улицы. Затем спустился во двор и увидел яркий дым в небе. Люди стояли молча, как будто в предчувствии чего-то. Жизнь как будто остановилась. И тут прогремел взрыв. Всё сразу ожило. Люди раздетыми стали выбегать на улицу, началась паника. Кто-то стоял и просто завороженно снимал происходящее на мобильный телефон. Первая мысль – ядерная атака. А где же ближайшее бомбоубежище? Неизвестно. Но потом мысль о ядерной атаке я отмёл в сторону: последствия такого взрыва ощутили бы уже давно. Потом кто-то крикнул: «Самолёт упал в центре города!». Связь не работала. По­всюду слышен мат мужиков, не способных дозвониться до род­ственников. Несмотря на всеобщую суматоху, я добрёл до машины и поехал на работу. Я раньше никогда не верил в апокалипсисы. В Челябинске, с моей точки зрения, прошла демонстрация конца света в миниатюре. Вот только в отличие от американских фильмов я отчётливо понимал, что не будет того героя, который нас всех спасёт.
 
http://zdr.gudok.ru/pub/22/210021/

Опубликовал Egor _Железнодорожник ФРГ

Пока нет комментариев
Логин:Пароль:
В тексте комментария Вы можете использовать bbCode.