Иностранным журналистам показали, как живёт сеть дорог

Дата публикации:

В честь 175-летия железных дорог России компания организовала пресс-тур для иностранных корреспондентов.
 
Одиннадцать журналистов из восьми стран расскажут в своих изданиях об этой знаменитой магистрали. В поездке участовали и представители нашей газеты.
 
Новосибирск, Тайшет, Иркутск, путешествие по Кругобайкальской дороге, Хабаровск, Владивосток… – нам раздали «карту маршрута», и все с удовольствием её изучают, предвкушая удивительное путешествие.
 
До Новосибирска летим самолётом. А дальше – одна за другой экскурсии, встречи, ночные перелёты, интервью и съёмки.
 
На железнодорожном вокзале, куда мы приехали с первой экскурсией, нас встречает стройный молодой человек – Роман Рябикин, его начальник. Он проводит нас по своим владениям. А экскурсовод рассказывает историю строительства здания. Упоминает и о том, что проект задумывался так, чтобы в пространственном решении угадывался мчащийся на восток паровоз. Каждый старается увидеть этот образ в монументальной постройке, но мы слишком близко, чтобы охватить взглядом всё здание площадью 29 тысяч квадратных метров.
 
На следующий день едем в музей железнодорожной техники Западно-Сибирской железной дороги. А Флорис, журналист из Голландии, остаётся в городе, чтобы пообщаться с людьми. Его цель на протяжении всего путешествия – узнать, как живут русские здесь, в глубинке, и как влияет на их жизнь железная дорога. Он беседует со словоохотливыми стариками, патриотично настроенными мужчинами на скамеечках в центре города, с подростками. Поразительно, как он умеет разговорить людей, поначалу недоверчиво посматривающих на любопытного иностранца.
 
Вообще интересы в этой поездке у всех разные. Кто-то наблюдает, как живут люди, кого-то интересуют экономические, технические аспекты Транссиба. Петер из Чехии, например, сравнивает выгоды перевозок грузов из Китая и Японии в Европу – транзитом по железной дороге и морским путём. А Тино из Германии и датчанина Уффе больше интересуют технические и исторические вопросы. Хотя сложно сформулировать цели вот так однозначно. Естественно, что всем интересно увидеть, как работает дорога в такой огромной стране, как живут люди вдали от столицы, в другом климате и как вдоль магистрали вырастали станции и города. Тино, Петер, Флорис и испанские журналисты Рафаэль и Алла уже по нескольку лет живут в Москве в качестве собственных корреспондентов своих изданий. Может быть, поэтому их интересы более чётко сформулированы. Для Фернандо из Мексики это первая командировка за границу. Китаянка Дэлия и Беттина из Германии – впервые в России. А хорватская тележурналистка Инка в советские времена окончила журфак МГУ и теперь приезжает в Россию как на вторую родину. Они с оператором Златко хотят показать зрителям всё, что увидели сами. Для документального фильма берут интервью у работников станций, экскурсоводов, ветеранов и музейных работников. Снимают не только технику, но и городские улицы, живописные пейзажи, даже гусей, вышагивающих по двору.
 
В Инскую после музея мы отправились в несколько рассеянном состоянии, как уже пресытившиеся достопримечательностями туристы. Но при виде этой крупнейшей сортировочной станции всё прежде увиденное как-то отодвинулось на задний план. Картина потрясающая: 164 пути! И на них беспрерывно переставляются вагоны, формируются составы, приходят и уходят поезда.
 
Ночью садимся в поезд до Тайшета. Вот ещё одна отличительная черта поездки – не было никаких «потёмкинских деревень». При виде иностранцев никто не вёл себя неестественно и не делал попыток что-то приукрасить. При посадке проводница встретила нас так, что поневоле порадуешься за тех, кто по-русски не понимает. Захожу в купе – темнота, выключатели не работают. Тянусь к гардине, чтобы приоткрыть окно – она остаётся в руке вместе с занавесками. Сижу в темноте и стараюсь больше ничего не трогать. Через некоторое время та же проводница приносит газеты и говорит: «Просвещайтесь». Тут как раз и свет включился. Но, что особенно поразило, когда на следующий день мы выходили в Тайшете, провожала проводница нас как родных, нам даже как-то жалко было расставаться.
 
В Тайшете, где больше половины населения железнодорожники, мы первым делом побывали в музее локомотивного депо. Хранителю его Анатолию Михайловичу Радионову – 75 лет. Редко встретишь человека, чья молодость прошла в СССР, который здраво рассуждает «о путях России», не защищая и не осуждая тот или иной строй. Анатолий Михайлович – как раз такое исключение.
 
– Шаги вперёд сделаны грандиозные, – говорит он. – На железной дороге прошли от паровозов к тепловозной, а теперь уже и к электрической тяге. Я сам имею три специализации машиниста, 29 лет водил поезда. Сравнить жизнь в моём детстве и сейчас... Совсем всё изменилось! Были самовары и печки, теперь микроволновки и мобильные телефоны. По многим позициям сейчас лучше стало. Но почему советское время вспоминается многими добром? Потому что тогда главное было – уважение к человеку. Вот чего сейчас не хватает. Вообще наша цивилизация располагает к войнам, потому что построена на неравенстве потребления, распределения и производства...
 
Всё ещё обсуждая поднятые Анатолием Михайловичем острые темы, мы едем на развилку Транссиба и БАМа. Здесь всем хочется сделать снимок движущегося поезда.
 
А потом снова по вагонам. Теперь до Иркутска. Въезжаем в город рано утром. В окошко поезда приближающийся город виден издалека. Темнота над ним не такая уж густая, а высокие жёлтые фонари склоняют головы на разные стороны, будто гигантские подсолнухи в поисках пропавшего солнца.
 
В Иркутске иностранным журналистам особенно нравится Детская железная дорога. Посетителей, хоть и будний день, много. Всеобщее внимание привлекает детсадовская группа с воспитательницей. Она громко кричит детям: «Кто ещё не пожал руку начальнику станции? Подходите!» А мы думаем: какая была бы хорошая традиция, если бы пассажиры после приезда шли жать руку начальнику станции или вокзала. Впрочем, тогда ему делом будет заниматься некогда – людей-то вон сколько!
 
Но вот приближается самая, пожалуй, долгожданная экскурсия – Кругобайкальская дорога. Каждый о ней наслышан.
 
«Байкал удивителен, и недаром величают его не озером, а морем. Вода прозрачная необыкновенно, так что видно сквозь неё, как сквозь воздух; цвет у неё нежно-бирюзовый, приятный для глаза. Берега гористые, покрытые лесами; кругом дичь непроглядная, беспросветная...» Удивительно, но эти чеховские слова про Байкал можно повторить и сегодня. Разве что «дичь» уже не столь беспросветная. Мы едем от порта Байкал на рельсовом автобусе до Слюдянки с несколькими остановками. По пути есть несколько гостиниц, а на станциях – жилые дома.
 
Пожалуй, самое удивительное здесь – гармония природного великолепия и дела рук человеческих – железной дороги. Пути проходят настолько близко к озеру, что местами только они и умещаются между кромкой воды и отвесными прибрежными скалами. Но дорога настолько хорошо вписывается в ландшафт, что без неё, наверное, улетучилось бы тихое волшебство байкальского берега.
 
Странно ехать дальше, только увидев Байкал. Но на нашем маршруте ещё две точки, теперь уже на Дальнем Востоке. Из-за перелётов не ощущаешь по-настоящему, как далеко друг от друга все пункты нашего путешествия. Зато у нас есть карта, на которую чем дальше, тем чаще мы смотрим, сравнивая расстояния от Москвы до Загреба, Берлина, Праги и от Иркутска до Хабаровска, Владивостока, Москвы.
 
В Хабаровске тепло и влажно. После пронизывающего ветра в Иркутске такая погода кажется приятной. Тем более что в музее, куда мы приехали сразу из аэропорта, можно было подняться на ферму старого Амурского моста, и ветер тут был бы некстати. Эту ферму сохранили для истории, когда построили новый мост, а прежний, «царский» разобрали.
 
В музее, здание которого расположилось у подножия исторической конструкции, стоят макеты, позволяющие понять, как строился этот уникальный мост. Не зря проекты наших инженеров удостаивались высоких наград на международных выставках.
 
Во Владивостоке над вокзалом парят и кричат чайки. Понятно: рядом порт. Здесь на небольшом пятачке у залива уместились железнодорожный и морской вокзалы. Они стоят настолько близко, что, кажется, прильнули друг к другу, чтобы удержаться на суше.
 
Отсюда 9288 километров от Москвы. Об этом свидетельствует памятный знак на перроне. Такое расстояние проходит поезд «Россия».
 
– Там тоже есть плацкартные вагоны? – то ли с ужасом, то ли с восхищением спрашивает Тино.
 
– Да, есть. Шесть суток надо, чтобы проехать почти через всю страну.
 
– Плацкарт – это маленькая Россия, – рассуждает Флорис. – Я люблю ездить и наблюдать. В вагоне люди спят, едят, играют, здесь все вместе. И отражается всё – видно, какие характеры, какая экономическая и даже политическая ситуация в стране.
 
Наш поезд отправляется, а на узкой пригородной платформе стоят мальчик и девочка лет шести и изо всех сил машут вслед пробегающим мимо вагонам. Они не смотрят в окна, потому что провожают не людей, а сам поезд. И когда раздаётся протяжный гудок локомотива, убегают радостные. Детей не печалит прощание. Завтра они встретят новый день и новый поезд.
 
Наталья Цыплева, спец. корр. «Гудка» Москва – Владивосток
http://www.gudok.ru/transport/zd/?pub_id=443780

Опубликовал Громов Евгений

Пока нет комментариев
Логин:Пароль:
В тексте комментария Вы можете использовать bbCode.